•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Где, где… везде! Половая жизнь Москвы

Москва в целом с интересом относится к половой жизни. Горожане понимают важность вопроса, изучают его. В последнее время половая жизнь прочно вошла в быт москвича, стала одним из важнейших элементов городского хозяйства. В такой ситуации столичный журнал не вправе обходить вопрос молчанием. Напротив, необходимо сорвать с проблемы ханжеские покровы и детально ее рассмотреть. Только вот в какой рубрике? Ответственный секретарь Мартынов, как узнал, что время пришло, сразу предложил назвать рубрику «Эм и Жо», в крайнем случае — «Природоведение». Екатерина Гончаренко, существо тонкое во всех отношениях, сказала, что надо назвать «Тяга к прекрасному». В итоге решили остановиться на рубрике «Про нежность». Про нежность — хорошо. Не пошло и произносится с удовольствием. Есть нужная резкость и одновременно мягкая философская отстраненность. К тому же, для рубрики сразу отыскался первенец — работник печати Никодим Александров. Журналист сообщил редколлегии, что в Москве постоянно остро стоит вопрос отношений полов. То есть полы не знают, где бы им вступить в эти самые отношения, не привлекая внимания посторонних. Во имя жизни на Земле Никодим Александров даже вызвался войти в трудное положение москвичей и в течение недели выяснить, где именно в городе можно повести отчаянный внебрачный образ жизни. Пролив слезу над туманным будущим здоровой семьи писателя, мы все же согласились с его задумкой. Чего все-таки не сделаешь, чтобы доставить тебе удовольствие, читатель.
С проблемой внебрачной половой активности не сталкиваются разве что пингвины в московском зоопарке. А молодые люди и господа в возрасте по застойной привычке ломают голову: где спокойно, без нервных потрясений, с достоинством любить друг друга? Где в этом громадном городе найти тот благословенный уголок, куда в самый ответственный момент не вернулся бы любимый (ая) муж (жена) или не ворвались бы постаревшие душой родители? Где? Это вечная драма, многим представляющаяся трагедией. На самом деле в нашем городе вопрос теперь решается довольно легко. Здесь и немедленно. Я знаю, что говорю, потому что на изучение этой проблемы потратил не один день.
Начал я с того, что попросил помочь мне в выполнении ответственного редакционного задания личную жену. Давай представим, говорил я, что мы как будто бы не муж и жена, а просто увлеченные друг другом граждане.
Но жена сказала: «Фу, мальчишество!» — и отказалась. Я тогда честно еще раз предупредил ее, что я вынужден буду прибегнуть к посторонней помощи. К счастью, жена у меня — женщина порядочная и к заданию редакции отнеслась с пониманием. Даже посоветовала долго не думать, а уединиться с подругой хотя бы в автомобиле.
Что ни говорите, а неревнивая жена — залог успеха журналиста. Впрочем, идею автомобильного секса я с негодованием отмел.
— Нет, — сказал я честной жене. — Народный обычай любить в автомобиле постороннюю родился в далекой стране Америке. Обусловлен он там скудоумием американцев и изрядными размерами местных лимузинов. Наша же промышленность выпускает машины непригодные для езды, не то что для секса. Вот взять хоть нашу с тобой, жена, «Таврию». Уж лучше поискать чего-нибудь более комфортного. Как там у нас, например, с гостиницами?


Любовь в «Бегах»
Выяснилось: с гостиницами не просто хорошо, а очень хорошо. Все-таки не зря мы в тяжелых продолжительных боях свернули шею гидре мирового коммунизма! Забывчивым и юным напомню, что еще лет десять назад идея гостиничного интима провалилась бы с оглушительным треском. Селить москвичей в московские же гостиницы было запрещено. Партия просто не понимала, зачем человеку с пропиской снимать номер в гостинице своего же города. Ведь марксизм-ленинизм можно изучать и ,, .ма.
Все изменила демократическая революция! На шестом ее гоР мо взгляд упал на имя Лена (в записной книжке) и гостиницу «Бега» ».п,. московском ипподроме (в телефонном справочнике).
— Свободные места есть? — робко спросил я «беговую» администраторшу по старой совковой привычке.
— Конечно, есть. Приезжайте, пожалуйста. Вам у нас понравится, — ответила трубка. — 190 тысяч рублей — одноместный, 260 тысяч — двухместный.
— А если я москвич и с девушкой приеду?
— Да ради Бога!
Елей, источаемый этим голосом, на бумаге я передать не в состоянии. Если хотите послушать, позвоните в «Бега » сами. Меня голос подкупил. Единственное, что не понравилось в «Бегах», так это вид из окна на угрюмый зимний ипподром.
Ну да ладно. Как следует посетив номер с девушкой, я вышел в коридор и разговорился с дежурной по этажу. Тетя Ира честно рассказала мне, что после спада командировочной волны московские любовники стали одной из мощных статей дохода в столичных отелях. На языке гостиничных работников это называется «отдохнуть с девушкой». Что очень удобно администрации: отдыхающие платят за сутки, а занимают номер всего-то часа на два. Неудивительно, что, прощаясь со мной, тетя Ира тепло улыбнулась и промолвила: «Приходите еще!» (Фраза, за везенная в наш город основателями первого «Макдональ дса».)
После «Бегов» у меня была гостиница Союза писателей. Милый писательский полулюкс (135 тысяч рублей) и персонал, весьма продвинутый в сексуальном смысле. Во всяком случае, на мой вопрос, смогу ли я остаться в номере на ночь с девушкой, мне с энтузиазмом было заявлено: «Да хоть с юношей!»
После Союза писателей бывшая гостиница ЦК ВЛКСМ «Орленок» слегка удивила ценой (250 тысяч рублей за номер). При том же, замечу, что и у писателей, уровне комфорта.
Цена, впрочем, вполне оправдалась благодаря Олечке (спасибо записной книжке). Есть все-таки нечто необыкновенное в русских сестрах милосердия! И, согласитесь, что 250 тысяч рублей за радость человеческого общения — это дорого. Четыре радости в месяц — уже «лимон». А многие ведь привыкли жить более интенсивной жизнью. Нет, конечно, душ в номере, белоснежные простыни, телефон и телевизор — это хорошо. Но я-то сюда не телевизор пришел смотреть.

Экономная любовь
Короче говоря, я понял, что с комсомолом мне не по пути, и решил искать более дешевые варианты. Набросился на гостиницы при рынках. Их еще называют «домами колхозника ». Тут оказалось, что многие из этих домов больше не функционируют, а остальные...
Ну я вам доложу! В «доме колхозника» при Люблинском рынке не было мест. В «доме» при Ленинградском рынке место было, но сомнительное: одна койка в шестиместном номере. Бауманский рынок обещал двухместный номер при условии, что мы с моей любовницей станем на рынке торговать, и предупредил, что по ночам случаются проверки паспортного режима (пара часов на холодном полу под чутким присмотром ОМОНа). Бутырский рынок, огласив цену двухместного номера (60 тысяч рублей) и узнав, что мне нужно «отдохнуть с девушкой», скорбно завздыхал:
— Ради Бога, конечно, но вы к нам не поедете. У нас все в коридоре — вода, туалет. А вам ведь в душ часто нужно.
Точно подмечено. Какой-то минимум жидкости просто необходим. А то иная бизнес-вумен за такой «дом колхозника» может вам лицо разбить своим пейджером.
Во избежание подобных эксцессов лично я с Людой (прошу понять меня правильно) сел в «Царицыно»-во второй вагон электрички и проехал ровно 15 минут до станции «Силикатная». От платформы надо пройти наверх до 9-этажного общежития какого-то завода. Там, на восьмом этаже, есть гостиница (очень рекомендую небогатым горожанам). За какие-то 40 тысяч рублей можно снять двухместный номер в блоке. Для тех, кто никогда не жил в общаге, поясню, что блок — это совокупность нескольких комнат с одним общим санузлом. Стиль каменного века: пара утлых кроватей с тумбочками. Но доисторические животные в матрасах вроде не водятся, и белье свежее. А главное — в душ не надо пробираться по коридору.
Напоследок скажу о гостиницах еще вот что. Мужчины! Отправляясь в отель, не забудьте захватить с собой паспорт. У нас не Запад, у нас мэр борется с чеченским сепаратизмом, и без паспорта вас не
пропишут даже в самую захудалую гостиницу. Зато у вашей девушки паспорта не спросят нигде и никогда. Почему? Не знаю. За человека, что ли, не считают?
Хотя нет., вру! Кое-где для девушек все-таки делают исключения. Например, в гостинице «Азия» (156 тысяч рублей за одноместный номер) с моей Ани (извините, я же экспериментировал) попытались стребовать «хоть какой-нибудь документ», чтобы выписать «пропуск на этаж». Никакого документа, ясное дело, у Ани не оказалось. Я гневно заявил, что аннулирую заказ, и потребовал вернуть деньги. Местные тетки тут же выкинули белый флаг:
— Да ладно, скажите, как ее зовут. Мы и так все оформим.
Но я пошел на принцип, сказал, что ее зовут Клавой, и забрал деньги. На лицах теток отразилась неизбывная мука. Видно было, что они искренне раскаиваются в своих полицейских претензиях. Мы с Аней тем временем сели в машину и через три минуты уже входили в гостиницу «Кузьминки». Там за те же деньги нас приняли с распростертыми объятиями и выписали пропуска-визитки. В карточке моей спутницы значилось: «Александрова». Вроде как жена. Даже приятно. Вот что значит люди с пониманием.

Любовь в частном секторе
Обследовав гостиницы, я решил прояснить ситуацию в частном секторе рынка межполовых услуг. Пошел на Ленинградский вокзал в надежде встретить там толпу бабушек с транспарантиками: «Сдаю место для ночлега. Оплата почасовая. Кроме лиц кавказской национальности». В Питере, кстати, таких бабушек на Московском вокзале пруд пруди. А у нас, что вы думаете, ни одной. Не таковы наши бабушки, чтобы на морозе болтаться на старости лет. У нас в городе все систематизировано. Полный учет и контроль.
Надо просто обратиться в вокзальное адресное бюро, где за 20 тысяч рублей вам выдадут адрес московской бабушки, сдающей койки приезжим по 50 тысяч рублей с носа в день. Вроде недорого, но при ближайшем рассмотрении выясняется: наши московские бабушки в погоне за наживой сдают страждущим не по одной, а минимум по две койки (бывает и больше) в одной из свободных комнат. А сами постоянно торчат в соседней (об этом меня благородно предупредили в бюро).
Ради чистоты эксперимента я готов был пойти на траты и скупить все койки у какой-нибудь старушки. Но не нашел ни одной девушки, которая бы согласилась на этот вариант. Всех смущала хозяйка за стеной. Им, девушкам, совершенно неясно, как незнакомая пенсионерка отнесется к стонам в своей квартире. А подобные размышления мешают девушкам сосредоточиться. Вот вам и проблема. А зачем нам, скажите на милость, такие проблемы?
В общем, на вокзал лучше не ходить. Лучше читать газеты. Раздел «Квартиры внаем». Стандартная цена — 100 тысяч рублей (от двух часов до суток). Молено найти и дешевле. Но тут держите ухо востро, все условия сразу оговаривайте по телефону. Иначе можете нарваться на, скажем так, нетрадиционные подходы.
Я, например, по объявлению в «Мегаполис-Экспрессе» позвонил в Мытищи. Объявление такое: «Сдам квартиру молодым любовникам. Дешево, но с условием».
Хозяин представляться не стал. Зато попросил «рассказать о себе». Я рассказал. Любим, говорю, друг друга. А какое «условие »? Он сказал, что пустит нас на ночь за 25 тысяч рублей, а «если подружимся», то дальше будет пускать бесплатно. Но человек он, правда, «спортивный».
— То есть, — говорю, — вы третьим хотите быть?
— Нет, — отвечает, — просто я в этой же комнате буду.
Я, понятное дело, отказался от такого спорта. И тут же дозвонился до Дениса («Из рук в руки»: «1-комн. кв-ру, ул. Часовская, 20 кв. м, 7/9-эт., сдаю москвичам, по часам, 15 тыс. руб./час. Только с моек, пропиской, из бл. Подмоск. не сдаю»).
Денис никаких условий не выдвигал. Сказал, что ждет в любое время. И я приехал к нему с Галкой (прости, жена!).
— Вам насколько сдавать? — спросил хозяин, отвесив губу. Я критически оценил свои способности :
— Часа за глаза хватит.
— Ну тогда я вас закрою, а через час приду. Давайте паспорт. Я достал из широких штанин паспорт и 15 тысяч:
— Пожалуйста. А зачем паспорт-то?
— Ну я же оставляю вам квартиру. Вдруг ограбите.
Он тщательно переписал мои паспортные данные и прописку.
Грабить тут было что... Посреди комнаты стоял старый раздвинутый диван. В углу — пустой шкаф и антикварный черно-белый телевизор. Все. Простыни и полотенца я предусмотрительно захватил с собой.
— Что-то мне подозрительно его бескорыстие, — поделился я с Галкой своими опасениями в разгар событий. — Что такое 15 тысяч? Может, он тайком на видеокамеру нас сейчас снимает через какую-нибудь дырочку?
— Ну так покажем высший класс верховой езды! — обрадовалась Галка. ...Все течет, все изменяется. Через неделю «Из рук в руки» известила о
том, что цены у Дениса возросли. Теперь он сдает свои хоромы минимум на три часа по 20 тысяч рублей в час. Получается 60 тысяч рублей, можете проверить на калькуляторе. Что ж, тоже недорого. Правда, свое белье.
Ну что еще сказать о частном секторе? Если хотите совсем с шиком, то звоните по «стотысячным » объявлениям. Торг уместен. Я в итоге пятиминутных переговоров уломал некоего Юру («Из рук в руки»: «Квартира. Оплата почасовая ») на 80 штук. Договорился встретиться с ним у «Севастопольской». Я так понял, что он, прежде чем ко мне с Настей (извините) выйти, немного за нами понаблюдал. Не понравились бы — развернулся бы и ушел. На вид технический интеллигент. Знаю я их, сам такой.
Идти недолго, метров двести. Шестнадцатый этаж. Обычная «двушка». Тапочки, простыни, полотенца — хозяйские.
— Здесь душ. Вот ваша комната (стенка из ДСП, коврик, кушетка, книжки — Маяковский, Фадеев, «Уголовного розыска воин»). Вот магнитола. Чай, кофе? (Спасибо, не надо.) Может быть, фотографический фонарь? Очень эротично. Ну, не надо, так не надо. Не стесняйтесь, будьте как дома. (Это я-то стесняюсь?!) Деньги вперед. Я вас запру и пойду погуляю.

Экзотические варианты
Отчаянная любовь отличается от «цивильной» своей абсолютной бесплатностью, а также некоторой возбуждающей необычностью. Мой приятель Дима Донской, например, увлеченно рассказывал, как в первом часу ночи с одной из своих любовниц провел время в укромном углу станции «Третьяковская».
Мы с Викой (ничего не поделаешь, работа) поймали Диму на слове. Не соврал приятель. Там, на «Третьяковской», в конце платформы (задний вагон из Перово), действительно есть такой неприметный коридорчик с железными шкафами, укрывшись за которыми, можно. Там и днем-то никто не появляется, а уж ночью тем более. Заканчивать процесс очень хорошо под грохот вылетающего из тоннеля состава.
Сделав дело, можно с последним поездом уехать домой. А можно (как это сделал я) — в пустую школу. И там под доской с начертанными на ней детским почерком словами «fuckyou» опробовать контакт на партах. Правда, для этого нужно иметь на примете молодую учительницу с ключами от школы.
НИКОДИМ АЛЕКСАНДРОВ
Журнал «Столица», номер 1 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?