•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Ловушка для шпиона

Ловушка для шпиона

ПРОМЫШЛЕННЫЙ ШПИОНАЖ ПОЯВИЛСЯ И У НАС. И СРАЗУ СТАЛ ЗАНЯТИЕМ ОЧЕНЬ ОПАСНЫМ: ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО У НАС ЕСТЬ ЛЮДИ, ЗАНИМАЮЩИЕСЯ КОНТРШПИОНАЖЕМ.
Из сейфа председателя одного из московских кооперативов исчез пакет технологий. Конкретно — по производству строительных блоков из глиносодержащих грунтов, — но это не суть важно. Важно, что на их разработку кооператив потратил полтора года исследований и около пятисот тысяч рублей. У похитителей было две возможности продать документы: внутри СССР или за границу. Второй вариант безопаснее и выгоднее...
Преступники были задержаны через два дня — не милицией. Операцию по их задержанию с поличным в номере интуристовской гостиницы в момент передачи документов австрийскому бизнесмену успешно провела служба охраны кооператива. А всю предварительную аналитическую работу проделала Елена Яковлева.

Ее облик противоречит классическим штампам о контрразведке. Она не супермен, никогда в жизни не держала в руках оружия, с дедукцией Шерлока Холмса знакома только по романам. Как пользоваться магнитной отмычкой — знает, но лишь теоретически...
Впрочем, и то, чем она занимается, далеко от наших представлений о контрразведке.

— Лена, перед вами на столе — финансовые документы. Если не секрет, зачем они? Ведь вы не бухгалтер, а аналитик?
— С одной стороны, жаль, что не бухгалтер, — она вздыхает весьма горестно. — Было бы намного легче изучить бухгалтерию, финансы и кредит раньше, еще в институте, чем тратить драгоценное для фирмы время сейчас.
Согласно советским законам, каждое предприятие обязано сдать балансовый отчет в банк, для проверки его финансовой деятельности. Но никто раньше не задумывался над тем, что любой финансовый документ содержит коммерческую информацию, утечка которой может повлечь убытки. Сводный документ
— тем более. К сожалению, финансовые органы и сам банк, проверяя нашу отчетность, не заботятся о чужих интересах — они в этом не заинтересованы. В случае небрежного обращения с коммерческой тайной пострадавшее предприятие по закону не в состоянии привлечь банк к ответственности по возмещению ущерба. Поэтому мне приходится редактировать финансовые документы в свете моей специальности.

— Я был твердо убежден, что специалистов по защите коммерческой информации в СССР просто нет. Неужели их все-таки кто-то готовит?
— По коммерческой информации — вы правы, их и в самом деле нет. В моем дипломе записано «инженер- организатор защиты информации». Таких специалистов совсем недавно стал готовить Московский государственный историко-архивный институт — но по защите государственных (а не коммерческих) секретов. И я писала диплом по этой специальности, но с элементами защиты коммерческих тайн. А теперь вместе со своими единомышленниками работаю в малом предприятии, зарегистрированном при одном из райисполкомов Москвы.

— Мы с вами находимся сейчас в филиале СП «Стикс» (СССР, ФРГ, Швеция). Оно заплатило значительные деньги, чтобы пригласить специалиста по коммерческой тайне — за что? Какую работу вы здесь выполняете?
— Я лично занимаюсь аналитической обработкой коммерческой информации и прогнозированием возможных каналов ее утечки. Другой мой коллега, например, обеспечивает безопасность проведения совещаний, переговоров, презентаций, выставок — но уже техническими средствами. Есть у нас и отличный специалист-компьютерщик, чья задача — захцита информации на стадии автоматизированной обработки и в коммуникационных сетях. Есть и оперативные работники, им приходится контактировать с нашими условными «противниками». Пока что работаем, несмотря на часто возникающие трудности, довольно успешно: утечек нет.

— А трудности есть?
— Да, они вызваны, как правило, обыкновенной человеческой глупостью. «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Пока не украли — зачем сторожить? Это ведь никому не нужно... Не понимают главного: финалом беспечности зачастую оказывается экономическая пропасть, из которой уже можно и не выбраться.
Это одна сторона медали. Другая: люди внемлют нашим советам, но считают, что из-за двух случайно оброненных слов ничего страшного произойти не может.
Но самая главная трудность заключается в негибкости и нечеткости экономического законодательства страны, по которому коммерческий ущерб, вызванный разглашением тайны фирмы, никак не возмещается лицом, действия которого повлекли этот ущерб.

— Ваша организация — единственная в своем роде или уже есть конкуренты?
— Существует несколько частных и полугосударственных детективных агентств, в уставах которых зафиксирована деятельность по тем же проблемам, что и у нас. Но, за- ясь своей работой, мы пришли к выводу, что фактически эти агентства являются нашими потенциальными противниками, а не конкурентами. Они занимаются сбором и продажей информации своим клиентам! Подобная деятельность — нечто стоящее посередине между промышленным шпионажем и частным сыском. Я не хочу никого обидеть, но Бюро частного сыска при Фонде молодежной инициативы при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ (видите, какая «навороченная крыша») несколько раз «засветило» себя именно подобной деятельностью. Что касается действительных , конкурентов, то их немного, да и поле деятельности у нас разное. Торгово-промышленная палата занимается защитой коммерческих тайн, но на государственном уровне. Да и КГБ пока еще никто не отменял.

— И все же — вы уверены, что ваша работа жизненно необходима предприятиям, организациям, всем предпринимателям?
— Мечта каждого: СССР — правовое государство. А в правовом государстве, как известно, никто никому и ничью волю навязывать не будет. Если кто-то убежден, что его личные меры защиты эффективнее предлагаемых нами, то может к нам не обращаться. Все строится на взаимном уважении и взаимной выгоде. Но чаще всего народная мудрость не врет: скупой платит дважды. А лично мое мнение — дурак платит трижды.
Кстати, о той, неудавшейся попытке промышленного шпионажа. Справедливости ради нужно отметить, что гражданин Австрии (которому пытались продать пакет документов) был введен в заблуждение — он не знал, что технология краденая. С него запросили двадцать пять тысяч долларов, и он, проконсультировавшись со специалистами, согласился, так как на Западе за подобную технологию пришлось бы заплатить раз в тридцать дороже.
Валерий Ирбис

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-05
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?