•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Звездный час Александра Невзорова

Звездный час Александра Невзорова

ПАНОПТИКУМ
- а) собрание причудливых живых существ, необычных предметов и т. п. (СЭС).
- 6) детище А. Г. Невзорова, популярного тележурналиста.


— Я коммунистов сейчас вообще не трогаю — ну что с них взять: бедные, забитые такие, сидят в своих углах, тихони... Им сейчас хоть бумагу на голове жги — они тебе только кланяться будут и Спасибо говорить... А вот с Щелкано- вым я поступил со свойственной мне иезуитской выверенностью всех моих действий. Я первым в стране объявил о его отставке; на следующий день я весело смотрел, как это сообщение опровергли один за другим программа «Время», наше питерское телевидение, газеты, а вечером продемонстрировал второй экземпляр прошения об отставке Щелканова... Кстати, все интересуются — как ко мне попадают документы, которых нет ни у кого: заявление Щелканова (которое, по-моему, не делает чести такому порядочному человеку) передал к нам на телевидение один из его ближайших помощников — представляете, какая там у них атмосфера?..
Они могут себе там решать что угодно — решения Ленсовета уже давно никто не выполняет... Это вообще, публика — атас!.. В кроссовке на одной ноге, в ботинке — на другой, с перевернутым депутатским флажком на лацкане...

— Но они же приняли решение об окончании работ на дамбе?
— Решение Ленсовета об остановке строительства дамбы ничего не значит. Они просто не совершили самоубийства. Если бы они не приняли этого решения — тогда можно было бы спокойно звонить в «03», вызывать машины к Мариин- скому дворцу и загружать «скорые» депутатами... Из того, что они б приняли правильное, нормальное решение, следует, что просто не надо вызывать машины «скорой помощи» из психиатрички...

— Как вы относитесь к планам создания в Петрограде свободной экономической зоны, к Фонду спасения города?
— Да я хорошо отношусь к программе, я хорошо вообще отношусь ко всяким программам!.. Но экономической зоны, свободной от нищеты, не бывает. Наша зона начинается с карточек, продолжится карточками и закончится карточками. Но — единственно — будет покупатель свободной экономической зоны. Велико ли преимущество — «визитная карточка покупателя свободной экономической зоны»? А вообще карточки — это абсолютно циничное и подлое изобретение.

— Ельцин предлагает варианты выхода России из кризиса. К какому из них вы бы склонились?
— Я думаю, что я бы склонился ни к какому. К тому же Ельцин говорит, имея в виду всю Россию. Вся Россия и Петербург очень несхожие явления, хотя много общих симптомов. Мы сейчас, наверное, абсолютно уникальны: нигде так не обострен конфликт, так не выдернуты наружу основные социальные нервы и социальные корни всех явлений и всех событий, нигде...

— Каким вы видите первый конфликт программы реформ в России?
— Я думаю, что конфликт первый и последний. Это упертость любых замыслов и помыслов в нищету, и этот же конфликт будет последним, поскольку из нищеты, как известно, есть только два выхода: или еще большая нищета в конвульсиях социального типа (а это всегда приводит к очень неприятным последствиям), либо, уж извините, генерал-губернаторское решение вопроса.

— Что на сегодня для вас главное?
— Я не хочу гражданской войны, категорически не хочу. Но хочу генерал-губернатора.

— Это единственная ваша позитивная программа?
— Это единственная программа, которая осталась у нас вообще, а не у меня... У нас много ставилось социальных экспериментов, у нас сейчас происходит, возможно, самый страшный социальный эксперимент под названием «демократия». Страшный потому, что отсутствуют силы, регулирующие эту демократию. На губернаторство мы будем вынуждены пойти — так уж лучше будет, если мы пойдем на это добровольно, — вместо того, чтобы слушать бессвязный ор на сессиях и демонстрацию амбиций, пусть будут и права, и обязанности одного выбранного человека — того же Собчака...

— Я не думаю, что один человек может спасти город...
— Ему помогут — как это было принято во всех нормальных цивилизованных странах: есть монарх и при нем есть Дума.

— Это правда, что вы — монархист?
— Это правда, что я — монархист...

— Если Ленсовет примет уж совсем неприемлемое для вас решение — могли бы вы сказать в эфире: «Долой Ленсовет»?
— Нет, я не скажу «долой» Ленсовету — это будет абсолютно противозаконно, это будет подстрекательством к мятежу. Я знаю, чего Стоит мое слово. Я просто скажу, как я уже говорил, что я отказываюсь подчиняться решениям Ленсовета и ставлю себя и программу вне закона, если им это угодно.

— У меня напрашивается сравнение «600 секунд» с сеансами Кашпировского...
— Нет, я совершенно не занимаюсь исцелениями — я, скорее, раню.

— Вы говорили о поддержке вас и ваших «секунд» — как вы думаете, сколько процентов горожан за вас?
— Я думаю, процентов 70. Если идеально. Если по рейтингу, то процентов 80. Десять процентов всегда можно оставить на естественные колебания общественного мнения.

— Приходят к вам негативно настроенные к «секундам» письма?

— Очень много, но не из-за конфликта с Ленсоветом, а из-за нашего отношения к Ленину — это основное.

— Почему вы отказались баллотироваться в депутаты — вас же выдвигали в кандидаты?
— Как вы сами понимаете, я мог бы без труда и без борьбы нацепить на себя значок с флажком. Я счел, что я недостаточно порядочен, умен, талантлив и образован для того, чтобы представлять собой власть — в отличие от всех этих сотен людей, которые сочли, что они достаточно умны, образованны и так далее...

— И в отличие от других журналистов, которые стали депутатами?..
— Это их личное дело. Насколько я все-таки понимаю, к примеру, «взглядовцы» гораздо больше заняты своей программой, чем своей депутатской деятельностью — это им необходимо для обладания определенным статусом, для гарантии собственной безопасности, скажем так — для себя. Депутат и вправду имеет возможность сказать больше, но у меня главнее популярность программы — я считаю, что комментатор «600 секунд» уже не меньше, чем народный депутат...

— Говорят, питерцы дали два типичных примера: Собчак — это пример трибуна-интеллигента, а вы, извините, трибуна-мещанина...
— Я ничего не имею против этого. Все забыли о прекрасном значении прекрасного русского слова «мещанин». Послушайте: «месть — чанин», «место». Да, действительно, я живу в этом городе, я никогда его не предам и не продам, никогда отсюда не уеду — в отличие, кстати, от очень многих журналистов, которые покидают его в надежде на московские лавры с большой легкостью. Я мещанин, и я здешний «месть — чанин».
Я не испытываю к Собчаку какого-то особенного пристрастия, но в конфликте между Собчаком и депутатами Ленсовета поддерживаю Собчака как более разумное нача-. ло. Он симпатичен очень — потому что он сильный человек. Он вдумчивый, талантливый, он профессионал — это чувствуется на каждом шагу; он блистательно владеет вопросами, самыми главными для государственного деятеля, — теми вопросами, где перемешаны юриспруденция и экономика... И когда дерутся два человека, один — нормальный, разумный, добрый, втянутый в драку, а второй — эту драку развязавший, я знаю, к кому прийти на помощь.

— Какой вы видите свою программу в будущем независимом ЛенТВ?

— Мы будем частью этого независимого телевидения, и, я думаю, лидирующей частью.

— Какой, по Достоевскому, «настоящий» вопрос вам еще не задавали?
— Черт его знает... В разных ситуациях по-разному. Тот же Федор Михайлович Достоевский довольно точно указывал, что вся психологическая структура меняется ежедневно. На каждый день есть свой «настоящий» вопрос. Интервью брал
Константин ЕЛГЕШИН

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?