•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

С дружеским приветом!

Памятный знак «Участнику блокады» вручали исключительно жителям города на Неве. Вероятно, в ближайшем будущем аналогичную награду смогут получать истощенные обитатели столицы.
Разница в том, что в 41-м на «паек смертника» Ленинград посадили враги, которые сейчас массированно шлют туда тонны еды. А Москва очутилась на осадном положении во многом благодаря стараниям наших соотечественников. Надежным сообщником современных «печенегов» стало неожиданно Министерство связи. Но и у тихих, безропотных почтовиков лопнуло терпение: в редакции раздался звонок начальника почтамта при Павелецком вокзале Николая Гришкина. Он пригласил нас в гости.
И мы поехали.
С дружеским приветом!

...Огромное пространство одной из главных московских перевалочных баз было забито синими стандартными контейнерами. Некоторые из них, заполненные «под завязку», терпеливо стояли вдоль стен, ожидая скорого отправления. Другие же, заботливо согнанные к' длинной ленте транспортера, напоминали стадо ненасытное механических чудовищ. В открытые дверцы, словно в пасти, закидывались посылки и посылочки разных калибров и фасонов. Дилетанту невдомек, что за всем этим разнообразием скрывается одна и та же продукция. Перечислить ее нетрудно — это то, чего днем с огнем не найти в магазинах, — масло сливочное, конфеты, растворимый кофе, сигареты, консервы...

Голодная Москва

По закону вскрывать посылки запрещено, но слабая тара иногда не выдерживает веса груза и рассыпается, не пройдя и одной сотой предназначенного пути. И тогда женщинам-сортировщицам предстает удивительная, почти волшебная картина. На грязный бетонный пол, весело переливаясь, тяжелым дождем сыплются конфеты «Вечерний звон», или бесформенными слитками беззвучно выпадают подтаявшие пачки масла, или...
Этих «или» за смену набегает столько, что в душах уставших сортировщиков вполне способен скопиться заряд ненависти на всю оставшуюся жизнь. Труд женщин здесь оценен государством по достоинству: 130 рублей в месяц за 75 тонн собственноручно перенесенных чужих съедобных ценностей при абсолютной невозможности купить хоть малую толику из них. Это напоминает изощренную пытку, которой позавидовал бы непревзойденный инквизитор Лойола, прославившийся особой жестокостью.

— За кого нас тут держат? — возмущается Николай Гришкин. — Все посылки с самыми необходимыми на сегодня продуктами идут в одни и те же адреса на имена одних и тех же получателей. В основном в районы Армении, Грузии, Азербайджана. Можно и конкретнее, только что это даст? Я пять раз вызывал сотрудников ОБХСС, указывая те отделения связи, где принимают это нескончаемое изобилие. Результат нулевой.
Мои подчиненные вышли из-под контроля. Я не удивлюсь, если в один прекрасный день коллектив откажется отправлять продуктовые посылки и все съест сам.

Странная реакция стражей из ОБХСС — ведь речь идет не о паре пачек «Беломора» и килограмме леденцов в подарок дедушке. Здесь иные масштабы — конфеты высылаются тоннами, а сигареты и кофе — сотнями фабричных упаковок. Для маскировки их старательно обшивают тканью, пишут ложную копеечную стоимость (короб сигарет «Ява» с 400 пачками оценивается в 8—10 рублей), занижают истинный вес, переплачивая за это услужливым почтовикам в отделениях связи.
Устоявшихся точек, через которые идет львиная доля «подпольных» продуктов, не так уж много в Москве, и «вычислить» их — дело нескольких часов. Версия очевидна — дефицит поступает в руки закавказских «продуктовых эмиссаров» прямо со складов, с фабрик, из подсобок магазинов. Оптовики не скупятся на переплату, зная, что все равно расходы на месте окупятся в двадцатикратном размере.

Одна из последних «душераздирающих» историй. В ворота посылочного блока в течение многих дней в строго определенное время подкатывал «ЗИЛ», с верхом загруженный стандартными ящиками. Десятки тысяч пачек сигарет «Ява» (не коммерческие, а те, которые должны были продаваться по талонам за 60 копеек) находились в кузове в заводской упаковке. Их благополучно получил адресат в Гяндже (АзССР). И таких охотников покурить (попить, поесть) очень много. Почему-то гораздо больше, чем москвичей, которым Моссовет гарантировал право на приобретение этих же товаров.
Самое печальное в почтовом пиратстве то, что пересылка продуктов из Москвы происходит на строго законном основании. В то время когда другие республики устанавливают национальные таможенные пункты, где у пересекающих «границу» отнимается все — от шариковой ручки до компьютера, посылку ,за пределы республики просто невозможно отправить. Москва же и не собирается защищать свой рынок в условиях настоящей блокады.

В почтовом отделении о б я з а- н ы принять любое количество посылок от любого гражданина. Требовать от него предъявления отсылаемого товара не имеют права. Таким незатейливым путем можно переправить одну, десять, тысячу тонн вкусного масла или кофе. Успевай только расфасовывать!
Блокада столицы продолжается. И то немногое, что оседает в городе, внаглую растаскивается и вскоре «всплывает» уже в далеких южных краях.
Михаил МАСЛОВ

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?