•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Рой Медведев и его роль в советском диссидентстве

Рой Медведев

За несколько месяцев до отмены цензуры в СССР ко мне обратился с рядом письменных вопросов известный московский журналист Феликс Медведев. Был и такой вопрос: «Ваше отношение к Рою Медведеву?» Поскольку я принципиально не давал интервью советской подцензурной печати, то я отложил вопросы Ф. Медведева до «лучших времен».
«Лучшие времена» наступили, когда мой старый «знакомый» Рой Медведев нашел нужным рассказать о, своем собственном отношении ко мне, причем прямо с трибуны октябрьского (1990 г.) Пленума ЦК КПСС.

Медведев повторил слово в слово все, что писали о моей персоне и о моих книгах литературные кагебисты на протяжении всей эпохи Брежнева-Андропова.

«Философия» Роя Медведева не сложна: Авторханов такой отчаянный фашистский негодяй, что не смеет писать книги даже о таких «годяях», как Сталин и Берия, ибо все, что Авторханов пишет о них, — «выдумки и ложь». Он так и заявил на пленуме: в книгах Авторханова «содержится немалое количество простых выдумок, прямой лжи». Годом раньше в эмигрантском журнале «Страна и мир», любезно представившем своим читателям Медведева как «советского историка», который «долгое время находился в опале», он утверждал, что «Технология власти» и «Загадка смерти Сталина» полны фантазий и выдумок. Особенно досталось «Загадке»: «Выдумано все от начала до конца...» Такие же оценки моим книгам Медведев дает в советской печати, в частности в журнале «Юность». Несмотря на все категорические предупреждения такого «исторического авторитета», как Медведев, советские журналы по собственной инициативе начали меня печатать («Новый мир», «Огонек», «Октябрь», «Слово»). Примирившись с изданием в СССР даже Троцкого с Деникиным, КГБ почему-то решил предупредить любой ценой издание моих «выдумок» о его духовных отцах — о Сталине и Берия, для чего и предложил своему давнишнему литературному сотруднику. Р. Медведеву еще раз разоблачить «изменника родины», «гитлеровца» и «лжеца» с трибуны Пленума ЦК. Правда, Р. Медведев оговорился, что он не против того, чтобы меня печатали, но только при одном условии: к каждому моему произведению надо предпослать справку, в которой сообщить читателю, что автор данного произведения фашист в политике и фальсификатор в исторической науке.

Выполняя задание КГБ, Медведев сводит со мною и свои старые личные счеты. Дело в том, что я оказался первым человеком на Западе, который еще в семидесятых годах угадал в нем лжедиссидента и доносчика в КГБ на действительных диссидентов. Об этом я писал еще в предисловии ко второму изданию «Технологии власти» (1976 г.), а также в статье «Р. Медведев: клеветник или провокатор?» (газета «Русская мысль, 14.12.78): «Враг номер один у КГБ сейчас — это правозащитное движение. Поэтому нет таких подлостей, на которые не способен КГБ, чтобы взорвать изнутри это движение путем засылки туда своих провокаторов». К ним я относил братьев Медведевых, добавив: «Нельзя дать вводить себя в заблуждение и всякими там трюками чекистской мистификации вроде исключения из партии Роя Медведева или лишения гражданства СССР Жореса Медведева. Все это может оказаться липой». Для такого вывода не требовалось какого-либо пророческого дара — достаточно было читать «критику режима» одного брата в СССР и следить за «диссидентскими» действиями другого брата на Западе. Между ними существовало и идеальное распределение труда: московский брат пописывал, а заграничный брат распространял. Когда Андропов пришел к власти, Жорес Медведев при помощи московского близнеца и сам выпустил в срочном порядке и с завидной оперативностью на многих западных языках книгу «Андропов», полную бесстыжей апологии личности душителя диссидентского движения. Основной тезис книги гласил: Андропов — выдающийся интеллектуал, реформатор и большой либерал. Что же касается репрессий против диссидентского движения, то их совершали отдельные чиновники из аппарата КГБ без ведома Андропова!

Большим либералом и любимцем советского народа был в глазах Медведевых и предшественник Андропова — сам Брежнев. В конце семидесятых годов ярый поклонник Медведева, бывший итальянский корреспондент в Москве Пьеро Остеллино выпустил отдельной книгой (200 страниц) «Интервью с Роем Медведевым». Вот основные тезисы «бесстрашного диссидента»: 1) «Подавляющее большинство советского народа явно и открыто одобряет действия советского правительства»; 2) «Если бы в союзных республиках был проведен свободный референдум, то большинство населения высказалось бы за то, чтобы остаться в составе СССР»; 3) «В настоящее время в СССР всего лишь несколько десятков диссидентов»; 4) «Солженицын предлагает установить в нашей стране теократическое авторитарное правление»; 5) «У Сахарова нет никакой положительной программы, его борьба за права человека обречена на провал»; 6) «Советское общество, несмотря ни на что, развивается. Развитие идет как в области научной, так и в области культуры вообще»; 7) «У нас сейчас одна из лучших литератур в мире»; 8) «Даже в области политической прогресс гораздо больше, чем кажется на первый взгляд»; 9) «Новая Конституция СССР представляет собою шаг вперед»; 10) «Руководящая роль КПСС в советском обществе без сомнения находит поддержку подавляющего большинства населения».

Анализируя эти тезисы 12 лет назад в названной статье в «Русской мысли», я обвинил Медведева в плагиате — всю эту свою философию он списал у Брежнева из его «эпопеи» «Ленинским курсом». Но я подчеркнул: «В диссидентах Медведева держит тот же Брежнев, потому что если он его назначит секретарем ЦК, то на Западе никто не будет его читать, как не читают и шеститомника Брежнева...»
Если бы Медведев ограничился проповедью «застойной философии» Брежнева (это право «допотопного коммуниста», как окрестил его Солженицын), беды в этом не было бы, но он одновременно служил в 70-е годы и Андропову, донося на действительных диссидентов. Свои доносы на диссидентов он, впрочем, опускал не в почтовый ящик КГБ, а в самиздат.
О двух случаях его доносов известно документально: на Петра Григоренко и на Александра Гинзбурга. В 1969 г. Медведев выступил в самиздате с заявлением, где сообщалось, что А. Авторханов написал антисоветскую книгу «Технология власти», которая «несомненно входит в список работ, запрещенных к распространению на территории СССР. Большую рекламу этой книге проводит группа П. Григоренко и П. Литвинова. В одном из своих писем П. Г. Григоренко называл работу А. Авторханова классическим трудом истории сталинизма. Вскоре Григоренко был арестован. Об этом доносе Григоренко узнал только в тюрьме. Вот его рассказ: «Когда я находился в Черняховской спецбольнице, в самиздат было запущено очередное словонизвержение Р. Медведева... В этом обычном для Медведева толстом, многословном (и пустословном) опусе были, между прочим, и строки, посвященные мне. У Григоренко путаные полуанархические взгляды. Он и его группа распространяют антисоветский труд Авторханова «Технология власти». Это был донос. Иначе не назовешь. Когда мне запись этих строк показал в Черняховске врач-психиатр, я ему не поверил. Счел за КГБистскую провокацию, так как это было почти дословным рассказом части инкриминирующихся мне «преступлений». Когда же я, выйдя на свободу, убедился, что так и было написано, я понял, чтб за «диссидента» мы имеем в лице Р. Медведева. Стало понятно также, почему этот «соратник» за более чем пять лет моего заключения не только ни разу не зашел, но и не позвонил моей жене. В общем, он вполне подошел по моральному облику к коммунистам брежневского типа» (журнал «Континент», № 17, с. 408).

Донос Медведева на Александра Гинзбурга, распределителя солженицынского Фонда в помощь политзаключенным, как и донос на всю группу «Хельсинки», тоже был сделан не прямо в КГБ, а через самиздат. Вот сообщение на этот счет иностранных агентств из Москвы в изложении газеты «Русская мысль» от 26 октября 1978 г.: «В Москве в ходе одной из пресс-конференций для иностранных журналистов представители Московской группы «Хельсинки» обвинили в клевете диссидента-марксиста Роя Медведева. Оказывается, Рой Медведев послал самиздатскому журналу «Поиски» открытое письмо, в котором оклеветал диссидентов и защитников прав человека в СССР». В частности, Медведев заявил в том письме, что Александр Гинзбург растратил часть вверенных ему сумм фонда — купил себе квартиру и дачу, устраивал попойки и т. д. Эта клевета глубоко возмутила группу «Хельсинки» (Александра Гинзбурга уже посадили). Как было сказано в «Русской мысли», «жена академика Сахарова заявила, что эти обвинения Медведева во многом совпадают с обвинениями КГБ, опубликованными в советской прессе». Таким образом, материалы обвинения КГБ и против Григоренко, и против Гинзбурга основывались на доносах Р. Медведева в порядке «открытых писем» через самиздат. Коварный прием, до которого могли додуматься только сталинские алхимики с Лубянки!..

Медведев — редкий мастер в искусстве политического хамелеонства. Он издал в Америке книгу об ужаснрм «волюнтаристе» и «субъективисте» Хрущеве, а теперь называет его отцом «оттепели», героем XX съезда и предшественником «перестройки». Мы видели, какие дифирамбы пел Медведев политике Брежнева, теперь он написал новую книгу — что за прохиндей . был бесславный генсек.
Он первым выискал в архиве МГУ старую студенческую газету, где Горбачев и Лукьянов отмечены как боевые вожаки комсомола (если они провалятся, Р, Медведев первым выищет новые документы, какие они дрянные политики),
В отношении Солженицына хамелеон превзошел самого себя. Когда его однофамилец шеф-идеолог ЦК Вадим Медведев заявил, что «ГУЛАГ» Солженицына никогда не будет издан я СССР. Рой Медведев тут же выступил с комментарием на чисто чекистском жаргоне, объясняющим, почему нельзя издавать «ГУЛАГ»: «Концепция книги, на мой взгляд, ложная, Она полна клеветы, ложных измышлений, а издавать заведомую клевету, по-моему, непозволительно». Не дожидаясь высочайшего разрешения, «Новый мир» все же начал печатать «ГУЛАГ»- Рой Медведев тут же пишет новый комментарий — не для кого-нибудь, а для самой «Правды»,— почему надо издать «ГУЛАГ»; это книга, написанная,., «с беспощадной правдивостью»!..

Зарабатывать политический капитал во внещнем мире публичным или молчаливым признанием своих античеловеческих преступлений — виртуозное искусство большевизма. Принудительный Варшавский пакт взорвали изнутри народы сателлитов, а Горбачев отказался пустить на них танки — и... стал лауреатом Нобелевской премии мира! Однако внутри страны партийно-политический корпус режима остается «ведущей и направляющей силой», несмотря на все фокусы с так называемой «Конституцией СССР». Пока существуют КГБ и КПСС с многомиллионной армией Медведевых, полозковых, крючковых, не быть на Руси подлинной свободе! Яркой иллюстрацией является судьба диссидентов, которых режим помиловал, но не реабилитировал. Все они освобождены условно — даже те, которые сидят в «парламентах». Партийно-политические обскуранты из Верховного Совета довели до смерти великого гуманиста академика Сахарова. Солжени' цына, еовесть русской нации, все еще не реабилитируют от обвинения в «измене родины», осуждая его и за объективную оценку сотрудничества Власова с немцами (непонятно, почему Ленин мог делать революцию против демократической России на немецкие деньги, а Власов не мог на те же немецкие деньги делать революцию против сталинской тирании). Имя Солженицына сунули в «обойму» из 23 диссидентов, которых восстановили в советском гражданстве, но восстановление не освобождает «изменников» от наказания в будущем. В «обойме» 23-х восстановили в гражданстве посмертно Тарсиса, но не восстановили Григоренко, хотя его жена сообщила советской печати, что она положила в гроб мужа его советский паспорт. Не восстановлен в гражданстве и Александр Гинзбург. Зато Жорес Медведев, ездивший специально в скандинавские страны агитировать против награждения Сахарова Нобелевской премией мира, как изобретателя советской водородной бомбы, был восстановлен в гражданстве не в «обойме», а в группе избранных трех...
В этой связи уместен такой вопрос. Рой Медведев прошел в Верховный Совет в качестве бывшего «диссидента», его выбрали избиратели, народ. Но непонятно, в качестве кого он попал в состав ЦК КПСС? Подозреваю, что туда он попал как спаситель Лигачева и иже с ним. Аппарат ЦК и руководство КГБ поспешили сделать его председателем комиссии Верховного Совета СССР по расследованию уголовного дела узбекских партаппаратчиков, в котором были замешаны Лигачев и его сотрудники. Медведев, бывший «диссидент», должен был спасти их от имени Верховного Совета. Он справился с заданием, хотя и с горем пополам (за чрезмерное усердие его перевели из председателей в сопредседатели), но Лигачев вышел тогда сухим из воды, что и требовалось доказать.

КГБ сажал людей за издание за границей какой-нибудь безобидной повести или пары лирических стихов, а Медведев издал, по его словам, более тридцати политических книг. Его за эти книги не только не сажали, но и не вызывали даже на «беседы» в КГБ. Газета «Московские новости» однажды задала ему вопрос: как же он все.таки умудрился не быть арестованным? Ответ Медведева показал, что он считает читателей «Московских новостей» за идиотов. Во-первых, он всегда «писал только правду». Во-вторых он «своими книгами приносил стране валюту». Вероятно, член ЦК Медведев заметил скепсис на лицах своих собеседников и, забыв свою ответственность перед КГБ, открыл тайну безнаказанности «диссидента» Медведева: «Должен сказать, что в 1965 году Юрий Андропов.,. не только не осудил мою работу, но советовал ее продолжить. По его просьбе я подарил ему рукопись книги «К суду истории».., Один раз мне переда^ вали его желание, чтобы я продолжал работу над этой книгой...»

Выходит, что основная книга Медведева «К суду истории» с подзаголовком «Генезис и последствия сталинизма», которая сделала автора «бесстрашным критиком режима» Брежнева — Андропова, была написана по прямому поручению.,, Юрия Андропова?! Кто дает поручение — тот дает и «советы», какую концепцию Медведев должен положить в основу своей книги. Эта концепция ясно видна из самой книги: Сталин — не уголовник, Сталин — не народоубийца, Сталин виновен лишь в том, что репрессировал старые большевистские кадры, искажал ленинизм и деформировал социализм. Он — ошибавшийся марксист... а, впрочем, все собранные им материалы на этот счет Рой Медведев отдает «к суду истории», не будучи сам уверенным вынести окончательный приговор об «ошибках» Сталина. Секретный характер материалов во многих случаях показывает, что Медведев никак не мог получить их от своих «свидетелей», их мог предоставить в его распоряжение только КГБ СССР. Я об этом писал еще за 15 лет до нынешнего признания Р. Медведева о его кооперации с Ю. Андроповым...

Почему сегодня Р. Медведев с похвальной откровенностью признается, что его работодателем был не кто иной, как шеф КГБ и будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС? Кто его тянет за язык? Думаю, что своей откровенностью Медведев хотел не выдать себя, а перещеголять Хлестакова: видите ли, он был «на дружеской ноге» с «самим» Андроповым! Кстати, замечу тут же: оба героя Гоголя — Собакевич и Хлестаков — гармонично уживаются в одяом Медведеве. Как Собакевич, он щедро приклеивает злые ярлыки подлинным диссидентам Сахарову, Солженицыну, Григоренко, Гинзбургу, а себя он, видимо, и всерьез считает «историком», да еще и «писателем». Так, в одном из интервью ему был задан вопрос: «Недавно «Аргументы и факты» назвали Вас величайшим историком, как Вы к этому относитесь?» Вместо того, чтобы сказать, что это несусветная чушь, Р. Медведев привел новые «аргументы и факты» в подтверждение данного тезиса. «В Бельгии вышла книга,— сообщил Медведев, — «25 выдающихся историков XX века», и там среди русских историков они нашли только трех, которые в эту книгу попали: профессора Ростовцева, академика Покровского, а среди советских историков они назвали только мою фамилию...»
Бессмертен Хлестаков на Великой Руси!

Надеюсь, я вполне ответил на данный вопрос о моем отношении к Рою Медведеву, Теперь — всего лишь несколько слов, касающихся его отношения ко мне.
Медведев считает мои книги о Сталине и Берия чистой фантазией.
На Западе издавались десятки книг о Сталине и Берия, в которых фантазии было больше, чем фактов, больше «лжи и выдумки», чем понимания их подлинной природы. Авторов таких книг Сталин не преследовал, меня же за первые две книги, вышедшие при его жизни, приговорил к расстрелу. Приговор о расстреле не был приведен в исполнение, так как агент НКВД, присланный из ГДР убить меня, добровольно сдался американской разведке. Этот приговор никто не отменял, и он до сих пор лежит в моем досье в КГБ СССР.
Медведев пишет, что в 1942 г. я из Чечено-Ингушетии перешел на сторону немцев.

Было — наоборот: немцы «перешли на мою сторону», когда, после пятилетнего сидения в подвалах НКВД, я, как «враг народа», был в гостях у своей тетки в Терекли-Мектебе Ставропольского края, который и заняли немцы во время моего пребывания там.
Медведев утверждает, что Авторханов «вербовал бойцов для... специальной гитлеровской команды», намеренно избегая приводить «факты», которые сочиняли его коллеги из андроповского КГБ.
Приведу эти «факты» — из софроновского «Огонька» 70-х годов: «Авторханов дезертировал из Советской Армии, издавал газету на оккупированной территории, служил в гитлеровской контрразведке, выдавал гестапо советских подпольщиков-коммунистов, комсомольцев, активистов. У Авторханова руки по самые локти в крови».
На все эти обвинения я еще тогда, в 70-х, ответил: «Клеветников из «Огонька» и КГБ вызываю выступить с этими обвинениями против меня перед судом Федеральной Республики Германии, где я живу, где до сих пор судят за такие преступления, или повторить эти обвинения в западной коммунистической прессе, чтобы я мог привлечь к судебной ответственности клеветников». До сих пор жду ответа КГБ на этот вызов...

Когда гестапо стало «дохлой собакой», КГБ перевел меня в ЦРУ. Почти сорок лет я числился в его агентах. Теперь, поскольку мы живем в эру «нового мышления», писать прямо об агентах ЦРУ не полагается. Поэтому Рой Медведев прибегает к эзопову языку: Авторханов 30 лет работал преподавателем марксизма-ленинизма в американских военных разведывательных школах. И этого Авторханова, который написал немало книг, печатает сейчас журнал «Октябрь», печатает и «Огонек»!..
Да, я 30 лет учил американских офицеров и дипломатов, но не марксизму-ленинизму — американцы слишком практичные люди, чтобы попусту тратить свое время на изучение ложных верований. Я учил их истории России и СССР, .структуре и функционированию советской политической системы. Я учил их пониманию трагедии народов России, которым Ленин, Троцкий, Сталин силой навязали беспримерный в истории тиранический режим.
И я счастлив, что дожил до начавшегося крушения этого режима. До времени, когда русские и нерусские могут читать не только коммунистических идеологов в СССР, но и их противников на Западе. Из сравнительного чтения они вынесут свой приговор.
В отношении собственных книг — я иду навстречу этому приговору со спокойной совестью.
Мюнхен
А.Авторханов

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?