•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Как союз Израиль наказывал. Неизвестные подробности об участии советских войск в арабо-израильском конфликте

На Военный Совет меня вызвал Гпавком войск противовоздушной обороны Батицкий.
— Как вы считаете, — спросил, — наказать Израиль за то, что он агрессию развернул против арабов, надо?
Человек я военный, поэтому ответил коротко.
— Надо.
— Вы готовы поехать?
— Готов.
— Хорошо.
Так я отправился в Египет — Израиль наказывать.
Как союз Израиль наказывал. Неизвестные подробности об участии советских войск в арабо-израильском конфликте

Из беседы с бывшим командиром бригады
Двумя месяцами ранее с Батицким в свою очередь толковал Брежнев.
— Павел Федорович, арабам помочь надо.
— Почему бы и нет, — не задумываясь ответил Главком. — Помогали и сейчас поможем.

Этого было достаточно, чтобы лучшие военные умы засели по своим кабинетам и разработали план операции, получившей кодовое название «Кавказ»...
Разумеется, не все было так просто. Документы об участии советских войск в войне Египта и Израиля по-прежнему не предаются огласке, многие из них уничтожены. Военным историкам еще предстоит заполнить эти белые пятна и тем самым несколько ослабить ближневосточный узел, который затягивался не без участия «миротворцев» от Союза. После армии, глядишь, и КГБ покается — ведь известно, именно он всегда творил большую политику, что- то нашептывая руководителям стран, сочувствующих дармовому социализму. Есть мнение, что и арабо- израильская война 1967 года на совести этого комитета. КГБ убедил президента Египта Гамаля Абдель Насера вести борьбу «на истощение» и до победного конца. Насер кагэбистам доверился, но помощь попросил. И Старший Брат, лучший друг угнетенных народов, помогал — сначала военной техникой, а когда стало ясно, что арабы сами не управятся, войска свои ввел...


С генерал-полковником в отставке Алексеем Григорьевичем Смирновым я познакомился в прошлом году. От всех дел он тогда уже отошел, поэтому был разговорчив и чистосердечен до разумных, по меркам бывшего военного, пределов.
В декабре 1969 года его, молодого генерала, принимал главнокомандующий войсками ПВО Батицкий. Маршал долго обо всем расспрашивал, а потом вызвал генерала Собинова и в его присутствии сообщил совершенно секретные сведения о подготовке операции «Кавказ». Так Смирнов узнал, что придется воевать в Египте (в то время — Объединенная Арабская Республика).
Через несколько недель группа генералов во главе с Батицким вылетела в Египет, чтобы наметить места расположения наших частей и подразделений. А в начале января, когда огневые позиции утвердили, советские военные специалисты встретились с президентом Насером и вице-президентом Са- датом.

— Нас было десять человек, — вспоминает Смирнов, — и каждого Батицкий представил Насеру персонально. Представляя замполита Халипова, Главком перевел значение его должности как духовный отец, по-русски поп, а по их — мулла. Мы рассмеялись, Насер тоже улыбнулся и остался доволен.

НАША СПРАВКА: Гамаль Абдель Насер родился в 1918 году. Президент Египта с 1956-гр. Любил советское руководство, и оно отвечало ему тем же. Неоднократно и публично благодарил Советский Союз за то, что тот бесплатно предоставляет арабам вооружение. Однако, по словам офицеров, участвовавших в войне, перед возвращением в Союз всю боевую технику продали.


Меня Батицкий представил примерно так: «Этот молодой генерал будет непосредственно отражать налеты авиации Израиля на вашу страну».
В конце встречи Насер подошел ко мне, пожал мою руку и через переводчика попросил быстрее возвращаться. Я обратил внимание на то, что его ладонь по крайней мере раза в два больше моей. Президент Египта был мощным и физически развитым человеком. Нельзя было подумать, что через несколько месяцев его не станет. Садат же за время встречи, довольно продолжительной, не проронил ни единого слова. Он молчал и внимательно слушал.

На следующий день после встречи с руководством ОАР генералы вылетели в Москву, где обобщили результаты поездки, подготовили схемы и материалы для доклада министру обороны Гречко. На совещании у министра выступали представители разных родов войск. Все шло нормально, пока маршал авиации Ефимов не попросил увели
чить количество самолетов, направляемых в ОАР. Гречко вспылил, прервал его и заметил, что надо другим помогать, но и о собственной обороне не забывать. А Ефимов, мол, как плохой купец — все распродать готов...
Пока в Союзе формировали дивизию в составе трех бригад, уточняли планы боевых действий, в Египте арабские строительные компании спешно возводили оборонительные сооружения, способные выдержать удары прямого попадания 500-килограммовых авиационных бомб. На объектах работали десятки тысяч египтян, поэтому строили все быстро и, главное, качественно.

Наконец, в марте, войска прибыли в Александрию. И с этого момента начались у нашей армии неприятности. Так, совершенно секретная, впервые вывезенная за рубеж ракетная установка «Шилка» свалилась в канал. Пришлось изрядно потрудиться, прежде чем удалось вытащить ее оттуда.
Дальше — больше. В ночь с 14 на 15 марта встали на боевое дежурство первые зенитно-ракетные дивизионы. Смирнов поздравил личный состав и в отличном настроении поехал в офис Главного военного советника, чтобы доложить об этом министру обороны СССР. Но поделиться радостной вестью с Москвой Смирнов не успел — по дороге ему сообщили, что один из дивизионов уже начал выполнять свои обязанности и сбил первой же пущенной ракетой самолет — ИЛ-28 с арабским экипажем на борту. Это было ЧП!

— Узнав об этом, — рассказывает Смирнов, — я отправился к командиру арабского дивизиона, но тот встретил меня веселый и заявил, что советские офицеры не виноваты. А то, что сбили самолет, так это даже очень хорошо — арабские офицеры и солдаты смогут убедиться в высоких возможностях советской боевой техники.
Вернувшись в офис, я доложил обо всем в Москву Батицкому. Получил от него указание посетить военное руководство ОАР и принести им извинения. О результатах встречи доложить.
Поехал выражать Соболезнование начальнику генерального штаба ОАР генералу Садеку. Но тот от себя лично и от министра обороны генерала Фавзи извинений не принял, а мне передал, что офицеры сделали все верно и сбитый самолет произвел хорошее впечатление на арабскую армию. Садек поблагодарил меня и всех офицеров за умелые действия и высокую боевую выучку.
Так закончилась эта неприятная история.

Советские части располагались на земле египетской, но это не мешало израильтянам почти беспрепятственно совершать налеты на объекты ОАР. Они разбомбили завод в Абу-Заабале, ударили по Хелуанскому металлургическому комбинату, расположенному вблизи Каира, разнесли несколько арабских зенитно- ракетных дивизионов.

Я разговаривал с офицерами, воевавшими до Египта во Вьетнаме. Там американские летчики были настолько опытны, что подпускали ракету на близкое расстояние, брали штурвал «на себя» и самолет резко уходил вниз, а ракета взрывалась в воздухе. Израильские летчики летали еще более дерзко' и смело.
Проходили месяцы, но на счету советских войск по-прежнему оставался один сбитый арабский самолет. Начинало нервничать военное руководство Страны Советов, стали разочаровываться сами арабы.
В Египте за каждый сбитый самолет платили гонорары: за «Фантом» — 750 египетских фунтов, а за «Мираж» — тысячу. Офицеры вспоминают, что, когда привозили вознаграждение и делили на всех, хватало на пол-литра спирта да на мелкие подарки своим близким. Нашим солдатам удалось выпить лишь после 30 июня 1970 года, когда, первый «Фантом», наконец, рухнул на землю...

5 августа начались переговоры о перемирии между Египтом и Израилем, но до этого дня советские ракеты успели сбить еще восемь самолетов. Никогда раньше начиная с 1967 года израильтяне не несли таких ощутимых потерь в воздухе.
Уже в Союзе, когда Смирнов будет докладывать о выполнении боевого задания, Гречко признается, что «разошлись» наши ракетные дивизионы как нельзя кстати: на встрече Брежнева с Насером последний пожаловался, что «Фантомы» не сбиваются, налеты и бомбардировки продолжаются и вообще — дела плохи. Министр обороны знал о недавно сбитых самолетах и шепнул об этом Брежневу, который передал все президенту Египта. Насер сразу не поверил, а попросил связаться с Каиром. Когда все подтвердилось, он обрадовался и рассыпался в благодарностях.

Довольный Леонид Ильич, в свою очередь, посоветовал Гречко присвоить отличившимся звание Героев. Что и было сделано.
Однако сбитые самолеты не повлияли на дальнейший ход событий. Союзу наказать Израиль так и не удалось. А Египет, претендовавший в этой «священной» войне на роль лидера и защитника арабского мира, не смог защитить даже свою территорию.
28 сентября 1970 года после продолжительной болезни Насер скончался. Пост президента занял Анвар Садат, который выпроводил советских военных из страны, а чуть позже заключил с Израилем мирный договор, получив назад оккупированные ранее территории и безопасность страны на севере. Тем самым Египет стал первым арабским государством, решившим свои проблемы с Израилем. Но произошло все это уже без патронажа и помощи Советского Союза.
Виктор КАРЮКИН

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?