•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Крестный путь интеллигента: сыпьте сахар в бензобак

Сначала были мальчики, которые себя не берегли, ночевали в ковше экскаватора, обвязывались бутылками с зажигательной смесью и бросались под нож бульдозера. Об этих ребятах всюду говорили и всюду писали: они наш город сохраняют, они наш город сохранят. Об этих отважных борцах ходили легенды. Они спасли от сноса палаты Щербакова и остановили прокладку третьего кольца. Потом Отстаивали целые кварталы. Затем все стихло.
Итак, вопрос Григорию Стриженову, руководителю эколого-культурного объединения «Слобода», тридцатитрехлетнему художнику, депутату, ныне нигде не работающему.

Крестный путь интеллигента: сыпьте сахар в бензобак

— Лет пять назад о вас.говорила вся Москва. Почему наступило молчание?
— Во-первых, непарламентская борьба сменилась на парламентскую. Последний раз меня арестовали летом 88-го года, когда я пытался написать на стене дома призыв к его сохранению.

— Тебе инкриминировали хулиганство и порчу городского имущества?
— Примерно так. Правда, штраф не взяли — начальник административной инспекции очень хорошо к нам относится.
Во-вторых, журналистам, да и всем, наверное, людям, нужна сенсация, жареный кусок. Вот его и нашли.
Но мы тогда еще, летом 86-го года, поняли, что бороться нужно не только лопатами и пулеметами. Что, если мы будем бросаться от дома к дому, — толку никакого не будет. Стали бегать по разным людям, стали работать на «бумажном» уровне, на уровне всяких проектов и решений. В идеале же замышлялась разветвленная «мафиозная» структура, в которой есть и боевики, бросающие сахар в бензобак, и председатель комиссии Верховного Совета по вопросам культуры.

— А что, и сахар сыпали?
— Сыпали, конечно. Там страшное что-то творилось. Как молодежь сражалась с этой техникой! Самый изощренный способ — выкрутить свечку зажигания и подогнуть контакты. Все на месте, все в порядке, а машина не работает. И свеча на месте, и водитель знает, что она новая, не станет же менять. Как- то дернулся один из тракторов — оказалось, что у него весь трак заложен кирпичами.
— Видимо, пик вашей парламентской деятельности приходился на сентябрь прошлого года?
— Да, мы посылали всяческие письма в разные государственные органы. Мы были обрадованы победой над путчистами. Мы составили проект — как организовать охрану памятников. И мне казалось — вот мы его раскрутим, запустим, другие люди придут, мэрия перестроится. Но в итоге — старая коммунистическая схема. От недоумевающего господина Музыкантского проект попал на стол к разгневанному господину Савину (начальнику Управления госконтроля охраны и использования памятников. — А/И.). Музыкантский недоумевал потому, что для него это новая тема, а Савин гневался потому, что для него она слишком старая. Вот Савин объяснил префекту Музыкантскому, какие сволочи все это писали.

— На что живешь?
— Как художник я бездействую с 1986 года. Ни в одном месте не получаю зарплату. Живу на иждивении матери и неработающей жены. Но сейчас зарабатывать деньги становится жизненной необходимостью. Приходится выкручиваться.

— Какие функции у «Слободы» сегодня?

— Обрабатываем музейный фонд, продолжаем охранную деятельность, начинаем коммерческую. Хотим создать культурный центр. Со школой реставраторов и подключением детей- инвалидов, чтобы они могли реализовать себя и чтобы интересно им было. На базе столярной мастерской наладим обучение. Одна из важнейших функций — тусовка, клуб, куда можно прийти, встретить знакомых людей, пообщаться. Я приглашаю всех, кому близки наши проблемы. Звоните по телефону 265-64-40 и приходите.

— Будут регулярные обязанности?
— Нет, само название говорит о наших взаимоотношениях. Слобода — значит свобода. Ты можешь в течение „часа нам помочь — спасибо. Через месяц снова придешь — тоже спасибо.

— А что будет сейчас, после августовской сказки, когда ясно — осталась та же бюрократия, что и в 85-м году, если не хуже?
— Я еще не разобрался, что сейчас и что будет. Разумеется, при махровой реакции, если сразу не посадят, буду рисовать, по мере возможности — вести охранную деятельность. В любой допустимой форме. Спасать красоту всеми средствами.
А самый тяжелый вариант мы имеем сегодня — экономический хаос. Надо вертеться. Мы пытаемся создавать свои предприятия, через нас проходят договоры, которые дают прибыль. Главное — выжить. Мы должны платить музейщикам, платить за помещение. Нужно сохранить нашу «слободскую» коллекцию-
Алексей МИТРОФАНОВ

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?