•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Диспансеризация генерала Руцкого и его идей завершена

Диспансеризация генерала Руцкого и его идей завершена

После продолжительной диспансеризации по поводу последствий боевых ранений, полученных в Афганистане, вице-президент России генерал Руцкой вернулся к исполнению своих обязанностей. Его длительное отсутствие в коридорах российской власти некоторые наблюдатели оценили как добровольную политическую госпитализацию, необходимую для сбора сил перед атакой. Что ж, оснований для подобного толкования сам вице-президент предоставил с избыточной щедростью. Его выход из госпиталя совпал — вряд ли случайным образом — с выходом в массовое (это — впервые!) обращение национал- патриотических идей. Эти идеи, как видно, тоже прошли диспансеризацию и вопреки, казалось бы, очевидному были выпущены в жизнь с диагнозом: практически здоровы.
Какие же это идеи? Гадать не надо — Руцкой обнародовал их в «Правде» (трижды), «Известиях» и «Комсомолке».
«Вместо последовательной реализации одного из главных предвыборных лозунгов — «Возрождение России» начинает внедряться и поощряться право наций на государственное самоопределение. Кое-кто хочет даже зафиксировать это право в новой Конституции».
«Прежде всего необходимо четкое понимание того, что «Россия едина, но неделима», и этот принцип должен быть зафиксирован в новой Конституции России как основополагающий».

«Что касается меня лично, то повторяю еще раз, буду делать все, чтобы не дать развалить Россию... И руководители государств... «должны зарубить себе на носу»: никто не отдаст им ни клочка священной русской земли... Демаркация границ и только демаркация границ расставит точки над «I» и определит Россию как державу, а не побирушку в рамках СНГ».
«Новые «паханы» государств обманывают свои народы, ввергают их в пучину националистических амбиций, растаскивают по своим каморкам бывшую Державу...»

Все это не случайно, конечно же, было опубликовано накануне Конгресса гражданских и патриотических сил России. Боевой офицер, знающий толк в тактике и стратегии наступательных действий, провел таким образом пропагандистскую артподготовку. И национал-патриотам всех мастей, от красной до коричневой, тем самым подал знак: я с вами, ребята!
Сенсации, однако, не случилось. Свою оппозиционность российскому правительству Руцкой впервые продемонстрировал осенью во время своей поездки по Алтаю и Новосибирской области. Тогда, вызвав оторопь соратников по «Белому дому», вице-президент отметил необходимость вернуть госзаказ, сохранить все научно-производственные коллективы оборонки, договорные связи промышленных предприятий с поставщиками. Заодно высказался против грядущей либерализации цен и прошелся по правительству, где, по его наблюдениям, преобладают ученые мальчики в розовых штанишках, далекие от реальности и неспособные вывести страну из кризиса.

Уже тогда стало ясно, что в гущу масс вице-президента повлекло не стремление, согласно давней партийной традиции, познать думы и чаяния трудящихся, а популистское желание понравиться согражданам. Понравиться раньше, нежели голодные очереди, обезумевшие от свободных цен, обрушат гнев и отчаяние на головы первых российских руководителей. Теперь, когда это произошло, Руцкой имеет все основания не принимать на свой счет критику ельцинской команды. От этой команды он вовремя дистанцировался: «Они знают, к сожалению, развитие ситуации только на ход или два вперед, не представляя себе всей партии в целом и не понимая, что сама реальная жизнь может им в кратчайшие сроки поставить мат».
Критикуя правительство, Руцкой в качестве позитивной программы предложил ввести в России чрезвычайное экономическое положение, не утруждая себя при этом разъяснениями, что же сие значит практически. Впрочем, национал-патриоты, кажется, менее всего озабочены экономическим обоснованием своих имперских, державных притязаний. У них куда в большей цене заклинания и бесконечное, утомительное цитирование Ильина, Розанова, Федотова, Ключевского...

Что ж, сколько лет существует Россия, столько же лет не переводятся люди, зовущие к ее спасению. Чем тяжелее времена, тем увереннее голоса тех, кто патриотизм сделал своей профессией и политическим поприщем.

Конгресс гражданских и патриотических сил собрал политиков, одержимых идеей национальной российской государственности. Вообще-то пора: в отличие от других республик бывшего Союза Россия до сих пор не имеет осознанных национально-государственных интересов. Во всяком случае, они официально не декларируются, что одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо — потому что их отсутствие позволяет лелеять прекрасную, чтобы не сказать прекраснодушную, мечту о Содружестве независимых государств. Плохо — потому что это дает партнерам повод подозревать Россию в наличии тайных имперских амбиций. Теперь подозрения подтвердились: такие амбиции имеются. Правда, пока не на официальном уровне (тут, учитывая тягу многих участников конгресса к православию, хочется сказать: слава Богу).
В конгрессе участвовали кадеты, христианские демократы, партия «Возрождение», Российский общенародный союз, православное братство, организация казаков, представители офицерского движения «За возрождение России». Их всех объединяет идея сильной государственной власти и принцип: «Россия — едина и неделима!» При этом большинство конгрессменов желали бы возродить государство российское в границах до семнадцатого года (казачеству отводится роль защитника этих границ). Участники конгресса также не делали тайны из своего намерения — сформировать новую команду, способную заменить нынешнее правительство.

Судя по тому, что пришлось слышать и наблюдать на конгрессе, рождается мощная группировка политических сил, противостоящих нынешнему российскому руководству. Это первая некоммунистическая оппозиция Ельцину. Ее социальная база обещает быть достаточно широкой и сильной: армия, военно-промышленный комплекс, казачество, национал-патриотические движения, а самое главное — многомиллионные голодные очереди. Лидерам народившейся оппозиции будет легче привлечь народ на свою сторону, чем это удавалось демократам. Те прививали людям новые для них идеалы и ценности. Патриоты же апеллируют к привычным для советского гражданина понятиям и представлениям. Таким, как сильная государственная власть, единые доблестные вооруженные силы, могучая и неделимая держава от тайги до британских морей. Поэтому патриотическая вертикаль, начинаясь в гуще очередей и восходя к кабинету Руцкого, имеет шансы оказаться сильнее президентской вертикали. Эти шансы увеличиваются еще и расколом движения «Демократическая Россия» — оно ведь было опорой Ельцина.

Кто мог бы претендовать на роль лидера создаваемой оппозиции? Господин Жириновский? Нет. Генерал Макашов? Нет. Нина Андреева? Нет. Организаторы конгресса предусмотрительно пытались отсечь от участия в нем одиозных политиков, тем самым желая придать своему движению необходимый налет респектабельности. Вряд ли им это удалось, судя по скандальному присутствию в зале представителей общества «Память» во главе с Васильевым.
Но лидер патриотам нужен. Кто? Да, Руцкой — фигура во всех отношениях подходящая. Боевой летчик, Герой Советского Союза, организатор обороны «Белого дома», но самое главное — вице-президент России. Где, в какой еще стране правительственная оппозиция пользуется поддержкой второго лица в государстве? Где, в какой еще стране вице-президент критикует политику президента раньше, чем сам подает в отставку? Так что, может быть, правы державники: у России — особый путь...

Тот факт, что оппозиция опирается на одно из высших государственных лиц, лишь подтверждает давнее наблюдение: у нас нет борьбы партий, а есть борьба политических элит.
Дальше возможно следующее. Либо Руцкой еще какое-то время останется своим среди чужйх, чужим среди своих, сохраняя за собой пост и продолжая при этом поддерживать оппозицию, либо уйдет в отставку и начнет борьбу за президентское кресло. Какой из этих исходов окажется наиболее вероятным, зависит от Ельцина. До сих пор президент старался не комментировать поведение своего «вице». Возможно, оставляет поле для маневра. Тем более, что критика Руцким правительства не выходит за пределы его личной лояльности к Ельцину.
Лидеры созданной оппозиции видят новую Россию как минимум в границах бывшего СССР. При этом любят цитировать Столыпина: «Вам, господа, нужны великие потрясения, а нам — великая Россия».
Судя по тому, к чему зовут национал- патриоты, им скорее требуются потрясения.
Валерий Выжутович

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?