•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Александр Минкин. По курганам знакомым с любимым наркомом

«Все куплю», — сказало злато; «Все возьму»,— сказал булат.
Всю жизнь мы вооружались. Жили в кольце врагов. Ковали оружие.
Если завтра война, Если враг нападет, Если темная сила нагрянет...
Нагрянула гуманитарная помощь. А черной силой оказались мы сами. Сами для себя. Вся страна, все население — враги народа.
Русские танкисты — враги бакинского и тбилисского народа. Бакинцы — враги армянского народа. Грузины (слава Богу, не все) — враги осетин, мoлдaвaнe — враги русских и гагаузов...
Нищета, национальные распри, территориальные конфликты, имперские комплексы...
Удручены все, озлоблены многие, агрессивность стремительно нарастает во всех слоях.
Но есть один «слой», который удручен и озлоблен чуть ли не больше всех. И этот слой — единственный, который вооружён. Это — Советская Армия.
Десятилетиями весь советский народ четыре дня из пяти работал на армию. Танки, подлодки, ракеты, бомбардировщики. «Лишнюю» технику бесплатно в Африку, сами — впроголодь.
Народ работал. Армия, судя по календарю, праздновала. День танкиста, День ракетчика, День истребителя, День подлодок, эсминцев и авианосцев, День Советской Армии. Все больше праздников, все больше маршалов и генералов, все роскошнее их дачи, все "больше самоубийц, все больше дезертиров.
Несколько раз за эти десятилетия армия пригодилась. Победы в Будапеште, Берлине, Праге — неоспоримы. Досадно, однако, что это победы над гражданским населением.
Войну в Афганистане Советская Армия проиграла, точнее — проиграли политики. Войны в Анголе, в Ираке, в Сирии и на Суэце проиграли наши советники, наше оружие
Но против безоружного обывателя сил более чем достаточно. Для ареста парламента довольно роты. Для ареста правительства достаточно взвода...
Армию хотят разделить, чтобы подчинить.
Армии срезают бюджет — чтобы разоружить.


Армия воспринимает происходящее как попытку политиков уничтожить Великую Армию. Армия уверена, что президенты СНГ объявили ей войну.
С огромной тревогой мир наблюдал недавнее офицерское собрание. Долго ли еще армия будет говорить с президентами? Когда она возьмется за оружие, когда предъявит свой профессиональный гусеничный аргумент — будет поздно.
Похоже, президенты СНГ переоценивают свою власть над ситуацией.
Президент Ельцин обратился к Всеармейскому офицерскому собранию пс-человечески, по-свойски, по-простому. Кажется, это была не совсем верная интонация.
Президент России предложил армии понятные, нужные вещи: 10 соток, тысячу долларов, разрешение на коммерческую деятельность. Кажется, армия ждала чего-то другого.
Ельцин говорил, как с наемниками: сотки, доллары... Опасно. Армия не райкомовско-обкомовская шестерка, так просто не купишь. А ежели купишь — то и цена такой армии «10 соток». Осядет, крыжовник посадит, позовешь воевать — спросит: а сколько дадите, если пойду?
Казалось, Ельцин действует по инерции. Оглушенный саратовскими и петербургскими криками про колбасу и сметану, президент и во Дворец съездов принес те же утешения и обещания: сотка, рубль, килограмм. Однако там собралась не уличная толпа. Звезды, лампасы, ордена.
То ли помощники плохо подготовили президента. То ли сказалось отсутствие Ельцина' на первой половине офицерского собрания. Он не слышал, как один за другим выступавшие говорили о Чести, о Родине, о Священном Долге.
Почти никто даже не упоминал о зарплате. Упоминалось униженное, отчаянное положение армии на окраинах бывшей империи. В Нахичевани местные власти отключили газ. Жены офицеров готовят на кострах. В Даугавпилсе лишают квартир, препятствуют вывозу личного имущества; именно там — по словам одного из выступавших — уже раздался клич: «К оружию!». Где-то оскорбляют кличкой «оккупанты», где-то уже нападают...
Но не эти жалобы составляли суть выступлений.
Безусловное большинство с возмущением говорило о главном: о расчленении единой армии, о растаскивании по национальным квартирам, о новых присягах, несовместимых с офицерской честью.
Остальное — антураж.
Возможно, не все собравшиеся в Кремле офицеры такие уж беззаветные патриоты. В армии, как и во всем обществе, пьют, воруют, лгут. Но здесь, впервые собравшись в таком месте и в такой исторический момент, военные ощутили подъем духа, братство по оружию, историческую ответственность за судьбу великой армии и великой державы...
А тут президент сулит им 10 соток.
А ГКЧП обещал 15.
10 соток и раздел армии. Или 15 соток и единство. Поневоле задумаешься.
Задумаемся. И если действительно думать, а не махать шашкой, не кричать «в отставку!» — тогда надо попытаться холодно взглянуть со стороны.
Заняться не патриотизмом, но анализом.
Возможно, обещание Ельцина разрешить армии заниматься коммерцией прозвучало если и не оскорбительно, то бестактно. Как?! Мы — о Родине, а нам — о торговле?!
Однако общеизвестно, что армия уже давно занялась коммерцией. Причем в самой непристойной, уголовной форме. Расквартированные в Германии части позорно, на глазах всего мира, торгуют всем. По дешевке спускают шинели, погоны, кокарды...
Да что там форма! Торгуют бензином и — предел позора — продают оружие. И кому? Потенциальному противнику. Как, при таких обычаях, поворачивается язык говорить о чести? Как, при таких нравах, отваживаются офицеры на высокопарные речи о святых традициях русской армии? Загадка. Широта души.
И разве только дойчемарка так легко берет верх над многолетними воспитательными трудами политорганов? В Афганистане (наглядно подтверждая пословицу «Кому война, а кому — мать родна») продавали оружие и боеприпасы врагу. И не потенциальному. Солдаты возвращались в цинках. Прапорщики возвращались миллионерами.
А последние события на родимой земле? То в Армении, то в Азербайджане, то в Молдове, а на днях в Очамчири какие-то «группы лиц» нападают на воинские части, отбирают оружие, захватывают ракеты, БТРы, артиллерию... Таких «случаев» — десятки, если не сотни.
В сообщениях не хватает малости. Сведений о потерях личного состава. Армия отдает оружие без боя?! Где ж это видано? Спят? Валяются пьяные? Или... Или и тут — простите за цинизм
следовало бы говорить не о захвате, а о продаже?
Если так, то президент Ельцин совершенно резонно предлагал армии материальный выкуп (сотки, доллары) за покорную сдачу идеалов и святых традиций.
Вопрос: сможет ли президент выполнить обещания? Нарезать по 10 соток, допустим, миллиону офицеров можно. Но обещаны еще и квартиры.
Бездомных офицерских семей около трехсот тысяч. В России — более 120000. Всем им президент гарантировал жилье в первой половине текущего года. М-да.
Хороший президент, откликнулся. Плохой Кравчук даже не приехал, ему это самочинное собрание, по его словам, «до лунного затмения» — то есть до лампочки, потухшей.
Кравчук хитрый. Сами украинцы называют его «старый лис». Хочет ли он свою армию? Или его оскорбительные торопливые действия рассчитаны не нато, чтобы армию получить, а на то, чтоб армия — оскорбившись — ушла.
Чем кормить? На какие гривны и купоны строить квартиры? Где взять карбованцев на оружие? Если случится земельная реформа — фермер не позовет роту пьянствовать и буянить под видом уборки картофеля. Свое
не колхозное, гробить не дадут. Хочет армия в Россию — нехай идет.
120 тысяч квартир да всего за 5 месяцев — это денег стоит! Откуда у Ельцина 100 миллиардов на эту стройку?
Программа «Каждой семье — отдельную квартиру к 2000-му году» бесславно канула в Лету. Цены взлетели, а на рельсы никто не лег. В Петербурге — все слышали — вареной колбасе было приказано появиться в два дня. Помоги, Господи. А если колбаса ослушается — штраф. Опять ослушается — в тюрьму. Надо выбирать что-то одно: или строить жилье офицерам, или тюрьмы для непослушной колбасы. На то и другое никаких стройбатов не хватит. И кто сядет на нары за срыв президентского обещания?
К сожалению, остается лишь горько шутить, ибо ситуация беспросветна.
Если армия останется единой, члены СНГ, похоже, перестанут ее финансировать. Никакое независимое государство не согласится гробить свой бюджет колоссальными расходами на содержание армии, которая ему, независимому государству, не подчиняется. И — более того — может быть использована против этого государства. Разделить армию — значит, подчинить ее.
Под юрисдикцию России? Армия мечтает об этом вслух. Может быть, и Ельцину этого хочется. Но — невозможно. Бюджет всего Союза трещал от непомерных расходов на армию. В нее, а не в братские компартии, ухнула без возврата большая часть нефте-золото-алмазо-долларов.
Мы обанкротились на военных расходах. Россия содержать Советскую Армию не может.
Этого Ельцин не сказал. Он, напротив, обещал 60 процентов военного бюджета в этом году направить на социальные нужды. Неудивительно. Советская власть привыкла кормить народ процентами, а вместо масла мазать на хлеб «отношение к 1913-му году». Вкусно и питательно. А главное
дешево. Единственный минус: за 70 лет эта пища приелась до отвращения.
В справочнике «Народное хозяйство СССР за 70 лет» (1987 г.) есть кофемолки и мясорубки, но нет ни майоров, ни генералов. Считать поэтому приходится на глазок.
Тем не менее прикинем. Еда подорожала в 10 раз. На питание солдата отводилось около рубля. А теперь? Теперь это 300 граммов хлеба.
В армии 4.000.000. По 10 рублей в день. За год выйдет больше 14.000.000.000. Только на еду. А обмундирование, транспорт, бензин, оружие? Да и зарплату военнослужащим повысили почти вдвое (на 90 процентов).
Президент обещал сократить расходы на оружие (чтоб 60 процентов на людей). Но тогда это будет безоружная армия. Кому она нужна?
Если бы сейчас США напали на нас
для армии это был бы подарок. Вот! Мы же предупреждали!
Армия мечтает о мощном враге — в нем оправдание поставок, бюджета, самого существования войск и ВПК. Но мы видим, что и со слабым не могут справиться. Деревенские парни отбирают оружие у регулярных частей.
Дежурный аргумент генералов: нападение США на Ирак. Что ж, не выберем себе на голову Саддама Хусейна
не погонит он нас возвращать Финляндию «как неотъемлемую часть» — не накличем и бурю в пустыне. Саддам убил иракцев больше, чем интервенты. И Советская власть убила своих больше, чем все агрессоры. Наш горький опыт, кажется, должен нас научить бояться внутренних конфликтов больше, чем внешних.
Гражданская война, увы, и доступней, и заманчивей, и дешевле. На заграничную бурю в пустыне денег нету.
Для домашней войны не надо ни атомных подлодок, ни керосина для дальних бомбардировщиков. Парламенты СНГ не дадут рекрутов? Защитят своих парней от призыва? Что ж, подконвойно призывников не затянешь. Но беда не велика. Не обольщайтесь, президенты и парламенты, — для решения внутренних проблем офицерских полков хватит за глаза. А главное — никакие коалиции в наши дела не полезут.
Всегда есть драчуны. Нет Чтоб книжки читать или девчонок тискать, — он подбивает: пошли, соседнему двору рожи намылим. Ему хочется — пусть идет. Зачем же снабжать его танками и пр.? Такие ребята должны иметь возможность наняться хоть к Фиделю, хоть к китайскому императору. Пусть везут свою агрессивность подальше от нашей земли и присылают детишкам честно завоеванную гуманитарную помощь.
Армия в нынешнем виде опасна не врагу, она опасна для своего народа. Несколько миллионов вооруженных, раздраженных, оскорбленных людей. Всю жизнь скитались по приказу: нынче здесь — завтра там. И, увы, почти нигде не снискали ни любви, ни уважения — только страх. Для аборигенов военный городок — это не только рабочие места, дороги, инфраструктура. Военный городок — всегда источник пьяных драк и нежелательных беременностей.
«Офицерское собрание» — звучит как «благородное собрание». Но... Правду говорят, что армия — единственное, что осталось от Союза. А главная болезнь бывшего Союза — непрерывная ложь и очковтирательство.
Десятки раз маршал Язов (и сотни тысяч раз более мелкие чины) на вопросы о дедовщине, о самоубийствах с поразительным апломбом отвечали:
— Армия — часть общества, и число самоубийц на тысячу военнослужащих совпадает с числом самоубийств на тысячу жителей.
Может, и так. Но никто не возразил: мы спрашиваем о самоубийствах молодых парней. Среди них нет калек, нищих стариков, изнасилованных девушек, проворовавшихся директоров. Сравнивать, уважаемые генералы, надо не с «обществом», а с числом самоубийств среди 20-летних солдат США. Надо сравнивать с тем же, с кем сравниваешь число танков и ракет.
Вот о чем не сказал президент России. Не рискнул, вероятно. Помня о ненависти, которую армия испытывает к Хрущеву за «сокращение». А следовало бы сказать:
— Господа офицеры! Такая огромная армия для страны непосильна. V пусть это не покажется вам предательством — такая огромная армия стране не нужна. Мы бедны. Земля наша отравлена повсеместно, а некоторые, и немалые, территории стали зоной экологических катастроф. Ни одна страна Европы не хочет пускать к себе наших эмигрантов, даже когда они сами платят за билет и визу. Невозможно вообразить, что Швеция или Болгария потратят миллиарды долларов на завоевание наших пленных, которые им и даром не нужны. Увы, и 20 лет спустя наше богатство не вызовет алчность соседей.
Предположим невероятное: что поляки, забыв о своих внутренних проблемах, превратятся в кровожадных агрессоров. Да, будет очень неприятно, если западная граница местами передвинется, и то, что полвека было Советским Союзом, опять станет Польшей. Но ведь и мы в 1939-м не спросили поляков.
Хуже того, захватив кусок Польши, мы отправили поляков на Колыму. Сейчас жителям «спорных» мест не грозит подобная участь: и режим в Польше (Венгрии, Чехо-Словакии) не сталинский, и ни КГБ, ни колхозов, ни климата магаданского в Европе нет. Только председатель колхоза, председатель сельсовета и завклубом не хотят в Европу, ибо там не нужны.
Да, у нас есть опасные соседи на юге и юго-востоке. Надо реально посчитать соотношение сил и оставить разумно-достаточную оборону. И — все.
Что поделаешь! Не вы первые, господа офицеры, оказались в таком положении. Здесь нет злой воли президента Горбачева, нет злой воли президентов СНГ. Это колесо Истории. И под него попадали и воины Римской империи, и солдаты Британской империи. Армии тех империй были не более виноваты, чем вы, а повелители были не глупее сегодняшних. И то, что происходит сейчас, — не предательство, но Судьба.
Здесь всего 70 лет назад уже была гражданская война. Десятки тысяч офицеров-аристократов (цвет русской армии!) погибли. Десятки тысяч офицеров-аристократов (цвет нации!) стали официантами и шоферами такси. В эмиграции. А здесь, на родине, с тех пор не было ни вежливых официантов, ни вежливых таксистов.
Оставьте мальчишеские замашки и обиды. Будьте взрослыми мужчинами. Ваша Родина-мать не может вас больше кормить. Теперь ваш сыновний долг — кормить ее.
...Ничего этого президент России не сказал.
Журнал Столица номер 7 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1992-07
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?