•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

О правилах душевного движения. Эпистолярный диалог с таксистом — мистером X

ДЕНЬ ДОБРЫЙ, УВАЖАЕМАЯ ЕЛЕНА!
Хочу поделиться впечатлениями после прочтения Вашей публикации в почитаемом мной журнале «Столица».
Названием Вы попали точно в цель. Именно — «пескари», ибо «щуки», не говоря уж об «акулах», вообще не сидят за рулем таксомотора. Они занимают в парках те должности, где не надо конфликтовать с пассажирами, инспекторами, нарываться на обэхаэсэсников, и живут припеваючи. Этот список начинается директором, а заканчивается механиком на воротах.
Хочу Вам посоветовать — попытайтесь ознакомиться с нелегальными заработками людей данных категории и сопоставьте с зарплатой водителей такси.
Начнем с ежедневных наших взносов. По приезде в парк за отбивку времени в путевом листе плата возросла до 1 руб. Мойка — 1 руб., механику — 1 руб., диспетчеру — 1 руб., таксировка — 1 руб., в кассу за прием денег — 50 коп.
Если умножить эти денежки на количество машин, выезжающих на линию, получается, что, например, два механика на воротах только с линейных машин имеют от 700до 1200руб.в сутки. Есть у них и другие доходы: отбить время пораньше или попозже необходимого, запустить частника на мойку, закрыть глаза на спекуляцию спиртным и т.п.
Итак, за счет водителя живут в парке все. На нас зарабатывают «палочки» иван иванычи из ОБХСС, пишут статьи журналисты, но ничего не меняется. Ибо эта система устраивает всех, кроме, конечно, пассажиров.
А инфляция наступает и на таксопарки. Переборка двигателя — 100, жестянка — 50—300, новая машина — 1000 (на двоих), и все в таком духе. Снова все об этом знают, в том числен обэхаэсэсник, но он молчит — трогать команды не было. Думаю, в ближайшее время и не будет.
В результате — воруй, да не попадайся. Потому-то и проезжают мимо Вас, видя Вашу неплатежеспособность.
В начале моей деятельности в таксопарке у меня был сменщик, который при разговорах о всяких знаменитых артистах всегда говорил: «Для меня кто платит, тот и артист». В дни первого показа по ЦТ фильма «Цыган» я вез барышню, игравшую главную роль в этом фильме. По приезде на таксометре было 1 руб. 68 коп. Она протянула мне 2 рубля, попросив обратно 20 копеек. То есть она мне дала 12 копеек, так сказать, на чай. Этим самым она унизила себя в моих глазах. Если уж такая принципиальность, не давай совсем. А если хочешь отблагодарить, дай водителю 2 рубля и скажи «спасибо».
С тех пор я стал согласен со словами моего сменщика. И ищу настоящих «артистов», и думаю, что не я один — большинство таксистов делает так, потому что к этому толкает система. Что же касается закона и его нарушений...
Если Вы сели в такси, то, само собой разумеется, платить нужно по таксометру, а не спрашивать провокационно: «За сколько едем?» Неужели после такого вопроса Вы хотите получить в ответ, что платить нужно меньше таксометра? В простонародье это называется, извините, дурой или шлангом прикидываться.
Я очень рад, Елена, что Вам жаль таксистов. В свою очередь мне тоже жаль Вас, когда мимо Вашей поднятой руки проезжают свободные машины. Нужно менять систему хотя бы для того, чтобы мы не жалели друг друга.
Коротко о себе: 36 лет, 16 лет в такси, коренной москвич, работу свою люблю. Создал свое маленькое бюро заказов на такси — понравившимся людям (не обязательно с толстым кошельком) даю домашний телефон. Когда нужна машина — пожалуйста, звоните, к вашим услугам. А доброта в наше время ценится.
Ну я, конечно, не подписываюсь по известным причинам. Если узнают — дай Бог, полгода проработаю. Как говорится, была бы шея — хомут найдется.
На «Столицу» подписался, на весь 1992 год. Спасибо.
Мистер X

ЗДРАВСТВУЙТЕ, МИСТЕР X!
Спасибо Вам за письмо. Откликов пришло много, да все они похожи как близнецы. Да, прогнившая система, да, надо менять, да, конкурентные отношения. В общем-то об этом достаточно написать один раз и замолчать до полного торжества справедливости. Но жизнь идет, такси ездят сегодня, и милицию пока не отменили. Мне же интересно посмотреть, что там внутри происходит.
А Ваш брат-таксист отмолчался, как обычно. Я понимаю, голосовать колесами у Моссовета проще. Равно как ждать, когда придет добрый дядя и враз поменяет систему.
Кстати, это любимое всеми нами словечко прокралось и в Ваше письмо.
Опять же согласна—монстр страшный. К слову, мой Иван Иванович из ОБХСС не отказался бы от пары-тройки письменных заявлений про директора или хотя бы механика. Вы же не ребенок и прекрасно понимаете: в нашем условно-правовом условно-государстве то, что все знают, но бумажкой не подкреплено, в суд не потащишь. Но Вы же у нас «мистер
Конечно, конечно! Придет новый директор, и все вернется на круги своя. А что бывает с одиночками-правдолюбцами, известно.
И, чтоб уж совсем покончить с формальностями, замечу: таксистов мы не провоцировали, «за сколько едем?» — спрашивали не у них, а другу друга, в пути, т.е. уже после предварительной договоренности, просто для констатации факта. Сами цену не называли. А что не вваливались в остановившуюся машину молча, интересовались все-таки: поедем — не поедем? — уж извините, отучились. Вернее, вы нас отучили.
А теперь, собственно, главное, ради чего мне захотелось поговорить с Вами. Любите Вы свою работу и к порядкам существующим приспособились, короче, жизнью довольны. А все ж оправдываетесь.
Уголок для души нашли — домашний телефончик хорошим людям. Жалко (иногда) неплатежеспособных протянутых рук.
Если человек уверен в собственных доводах — к чему оправдываться? Или гложет какое-то неясное самому сомненьице?
Спасибо Вам, мистер X, за сомнения. Значит, не все еще потеряно, раз винтики-шпунтики, которым будто бы навсегда было уготовано определенное место, очерченное строгими рамочками, норовят выскочить из своих гнездышек.
Ведь рамочки — это что? Материальное благосостояние народа. Хоть на колбасу считай, хоть на видаки.
Сколько же колбасы Вы пронесли мимо рта, развозя своих неплатежеспособных клиентов? И главное — зачем? Значит, есть еще что-то такое, без чего сытный ужин не в радость.
Вот я и думаю: неужели все м ы так уж несвободны? Полностью самореализоваться трудно, согласна, порой невозможно. Но свобода НЕ делать того, что противно естеству, — кто ее отнимет? НЕ унижаться, НЕ обсчитывать, НЕ стрелять, НЕ крутить баранку, наконец. Без этого не проживешь? Да полно, каждый выбирает свой путь, лавируя среди допустимых для него (только для него!) компромиссов. Ведь были же и диссиденты, и беспартийные в эпоху поголовной партизации, и ночные сторожа с высшим образованием. Выходит, для Вас лично система не безобразный монстр, а вполне допустимое, правда, малоприятное, условие существования. А для многих Ваших коллег — просто нормальное и даже приятное. И кто ж будет ее менять? Или поменяют в конце концов сверху, что малопродуктивно. Но люди-то с психологией колбасного рабства — как быть с ними?
Я долго не могла понять, отчего там, за бугром, все улыбаются. Продавец, официант, таксист, прохожий. Такие же простые люди без графских манер и особого образования.
Потом, кажется, нашла для себя ответ. Это у нас на фасаде — «все профессии почетны, все профессии равны». А со двора — «я всю жизнь на людей горбатилась, пускай хоть дочка в инженера пойдет». У них профессии не равны: есть интеллектуальный труд, есть физический, есть, между прочим, сфера обслуживания. У них нет одного — постоянной, изматывающей борьбы с собственной неполноценностью.
Там — на работе обязательный «джентельменский» набор: улыбка, элегантность, доброжелательность, умение услужить (сфера-то обслуживания!). Зато потом, на досуге, полный набор гражданских прав и свобод в красивой упаковке. Возможность поменяться ролями: сегодня ты — покупатель, свободный гражданин, который всегда прав, завтра — я. Правила игры установлены раз и навсегда, а игра к такому важному чувству, как собственное достоинство, не имеет никакого отношения.
А Вы говорите, что актриса унизила себя в Ваших глазах, отсчитав 12 копеек «на чай». К чему высокий штиль? Да ведь по правилам — ее день! Ваша роль диктует лишь вежливое «спасибо» или, если Вам так больше нравится, не менее вежливое: «Извините, пожалуйста, возьмите всю сдачу — у нас так принято». Зачем же навязывать ей свои условия сверх правил, свое понимание «принципиальности»?
Не нужно открывать америк. Нужно только определиться: что же менять в первую очередь? Систему или себя в системе?
Елена САЛИНА
Журнал Столица номер 1 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?