•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Нина Андреева. Ах, Россия моя, Россия.

АНДРЕЕВА Нина Александровна. Родилась в 1938 году. Член КПСС с февраля 1966 года, из партии не выходила. Кандидат технических наук. В мае 1989 года избрана председателем Всесоюзного общества «Единство — за ленинизм и коммунистические идеалы». На учредительном съезде ВКПБ в ноябре 1991 года избрана генеральным секретарем ЦК ВКПБ.
Отцы и дети... Извечно старая и всегда новая тема. Было время, когда она у нас начисто отрицалась, затем стыдливо признавалась, дебатировалась, а главное — обострялась, заслоняя многое другое, нередко более существенное. Вот и сегодня просматривается тенденция поставить проблему «отцов и детей» в эпицентр развертывающейся в стране буржуазной контрреволюции. Правомерно ли это? Думаю, что нет. Ошибочно как не замечать эту проблему вовсе, отрицать исторические реальности, так и абсолютизировать ее или, более того, превращать в своеобразную отмычку, с помощью которой якобы можно вскрыть, обнажить причину того, что ныне происходит вокруг нас. Иными словами, искусственно подменить глобальные классовые противоречия эпохи, занесенные в социальное пространство Отечества, на производные от них коллизии возрастных групп населения, «отцов и детей».
Известно, что реакция всегда стремилась рекрутировать в свои ряды молодежь. И не только потому, что молодым принадлежит будущее. Главное, по-моему, состоит в том, что молодые поколения не обременены исторической памятью, доверчивы, не самокритичны в своих действиях, социально романтичны, легко возбуждаемы, способны быстро переводить свои сомнения в нигилизм и агрессивное отрицание всего и вся. Это позволяло «отцам от демократии» увлечь на какое-то время молодых под отнюдь не прогрессивные знамена, навязать им сомнительные оценки, лозунги и символику. Наверное, в трагические августовские дни именно так и готовились у «Белого дома» добровольные заложники неизвестно где заранее запланированных «ритуальных жертвоприношений», которых без меры потчевали не только коньяком, водкой и копченой колбасой, но и снабжали автоматами, гранатами и бутылками с зажигательной смесью.


Против кого же отмобилизовалось и «накалялось» разношерстное воинство у «Белого дома», который, кстати, как теперь известно, никто не собирался атаковать? И кто тогда оплатил столь воинственный и не дешевый церемониал? На последний вопрос вполне определенно ответила «Комсомольская правда», которая писала: «Предприниматели везли в «Белый дом» деньги чемоданами. 70 килограммов денег, сотни миллионов рублей — эта была не благотворительность, это были инвестиции... Грузовики с песком, краны, оружие, продовольствие — все это было куплено на деньги российских предпринимателей». Что же касается тех других, якобы «напавших» на «защитников «Белого дома», то ими были отнюдь не замшелые «отцы-консерваторы», а сверстники воинственных «демократов» в форме воинов Советской Армии, проводившие патрулирования на улицах Москвы. Это они находились в бронетранспортерах, горели вместе со своей «броней», подожженной бутылками с горючей смесью, но приказ не применять оружие выполнили.
А если, допустим, применили бы, отвечая на нападение? В этом случае очевидно, что число столичных «Героев Советского Союза» многократно возросло и не хватило бы церквей и синагог, чтобы их отпевать. Как мне представляется, историкам еще придется не раз возвращаться к сумбурному «августу-91», доподлинно выясняя, КАКИЕ «отцы» фарисейски использовали КАКИХ «детей», чтобы одним махом покончить с социализмом, Советской властью, единством и целостностью тысячелетней Державы. Ведь подавляющее большинство «детей» в стране, впрочем, как и «отцов», не вняв призывам российского президента и петербургского городничего ко всеобщей забастовке и повальному дезертирству, продолжали трудиться на своих рабочих местах, убирали небогатый урожай овощей и картофеля, несли нелегкую воинскую службу в гарнизонах. Так что молодежь оказалась расколотой, как и все общество.
Настораживает сегодня и отношение «демократических верхов» к старшему поколению соотечественников, которое своим самоотверженным трудом вывело страну на передовые рубежи социально-политического и научно-технического прогресса, спасло человечество от гитлеровского «нового порядка», базировавшегося на пангерманизме, мировом господстве, рабстве и физическом уничтожении целых народов. Это — беспрецедентное предательство по отношению к поколению, аккумулирующему в себе историческую память Отечества и объективно препятствующему оболваниванию молодых, превращению их в манкуртов или иванов, не помнящих своего классового социалистического родства. Перестройщики уже давно низвергли пожилых людей за черту бедности и теперь, по мнению многих ветеранов войны и труда, вместе с последними реформами российского президента дали старт подлинному геноциду, который уже унес из жизни сотни тысяч людей от нёдоедания, холода, морального террора и оскорблений, отсутствия медикаментов, от разгула преступности, поражающей прежде всего наиболее беззащитных.
Мое поколение вступило в самостоятельную жизнь в начале 60-х. Сейчас много пишут о «шестидесятниках», «детях оттепели», которые, как утверждается, возглавили социально-политический протест против КПСС, «героически боролись» с КГБ, а затем стали пионерами перестройки. Были такие «бунтари» и в институте, где я училась. Вначале они ходили в комсомольских «вождях», самоуверенно претендуя на блистательную карьеру. Затем принялись разрабатывать претенциозные прожекты и, наконец, побежали доносить друг на друга, надеясь извлечь для себя какие-то преимущества. Начались расследования, «укрепления» институтского руководства, перетряхивание кафедр общественных наук, перевод фрондирующих прожектеров в другие институты или отъезд в Израиль. События эти, хотя и вызвали тогда кривотолки, серьезного внимания не привлекли ни в студенческой, ни в преподавательской среде. Никто сегодня уже и не помнит этих институтских «шестидесятников», хотя свое «диссидентство» кое-кто из них и пытался использовать в недавней избирательной кампании. Эти попытки успеха не имели.
Что же касается подавляющей массы моего, с детства опаленного войной поколения, оно, как и вся послевоенная молодежь, грызло гранит науки, спорило вокруг новинок литературы, театра и кино, мечтало о благополучном будущем, простом человеческом счастье, ежегодно копало на колхозных полях картошку, строило Нарвскую ГЭС... И, насколько я помню, никто не чувствовал. себя «рабом коммунизма», понимая, что без нашего бескорыстного участия будет еще тяжелее разоренной невиданным нашествием ворога стране. И мне до сих пор не понятно, как могла наша старая сверстница, возглавляющая в Ленсовете продовольственную комиссию, Марина Салье в ответ на просьбу селян помочь в уборке урожая заявить: «Мы не рабы!». В результате сначала овощи, а за ними значительная часть «второго хлеба» остались в земле, а стоимость импортируемой картошки в несколько раз превысила прежние цены на апельсины, бананы, ананасы и другую экзотику. Не отсюда ли появились у нас в стране чахлые, бледные, анемичные дети, падающие от голодных обмороков школьники, копающиеся в бачках для пищевых отходов несчастные старики?
Мои сокурсники, разъехавшиеся по всей стране, в подавляющем большинстве остались такими же простыми, скромными, работящими, требовательными к себе людьми, в чем не раз приходилось убеждаться во время редких и случайных встреч. У каждого по-разному сложилась трудовая карьера, личная жизнь. Однако, как мне известно, никто не стал предпринимателем, бизнесменом, демагогом, обливающим грязью времена своей молодости. Исключения, конечно, есть, но они только подтверждают сказанное. Так, например, муж нашей сокурсницы, директор одного из крупных институтов, член-корреспондент АН СССР, пользуясь своим служебным положением, «работает» в нескольких кооперативах и совместных предприятиях, которые бойко приторговывают за рубежом продукцией, недавно считавшейся стратегическим материалом. Как утверждают институтские ^знатоки и умельцы считать деньги в кармане ближнего, нынешние совокупные доходы упомянутой четы превышают 40 тысяч рублей в месяц. Это не мешает им обоим «прихватывать» несколько сотен «по совместительству» в нашей обнищавшей Техноложке, где скоро нечем будет платить стипендию студентам, зарплату преподавателям и научным сотрудникам.
Серьезные сдвиги происходят в сознании молодежи. У студенчества медленно умирают последние иллюзии относительно вхождения в «цивилизованный рай», реставрации капиталистических отношений. С каждым днем студенты все отчетливее начинают понимать, что абсолютному большинству из них не светит быть миллионерами. Более того, нынешний студент постепенно утрачивает прежнюю уверенность в завтрашнем дне, которую раньше давало ему разруганное «демократами» государственное распределение по окончании института. Отсюда печать угрюмой задумчивости на лицах в студенческой аудитории. Три миллиона студентов страны уже знают, что большинство из них по окончании вуза не только не получат места работы по специальности, но и могут пополнить армию безработных. А это не только крушение надежд, но и жизненная трагедия для молодого человека, за которую следует спросить с «отцов-реформаторов».
Прямую ответственность нынешние власть имущие должны нести и зато, что студенческие и женские рабочие общежития, по свидетельству газет, кое-где превращаются в разновидность домов терпимости, что наркомания, венерические болезни, гомосексуализм и лесбиянство затронули часть нашей молодежи, что заполонившая все и вся зарубежная масскультура уродует вкусы, психику, мораль девушек и юношей, делает их агрессивными, вульгарными, развязными и распущенными. Умудренных жизненным опытом людей удручают вынужденные улыбки молодых особ, нагишом позирующих перед кино- и телеобъективами, демонстрации имитаций сугубо интимных отношений, не подлежащих у порядочных людей как публичному обсуждению, так и всеобщему обозрению, рекламы «фотомоделей» и русских «невест» на вывоз, наивные рассуждения юнцов с телеэкрана о желательности включения нашей страны в состав Соединенных Штатов Америки.
Кто;то из мудрых людей сказал: разложи молодежь — и нация будет уничтожена Судя по рассуждениям А.Н.Яковлева и других «отцов-перестройщиков», на это и рассчитывала внутренняя и международная реакция. Однако трудящихся не устраивает такой ход событий. Повсеместно растет отпор антинародной, антипатриотической политике. В том числе и среди молодежи. Ведь комсомол развалился не благодаря «исчерпанию коммунистической идеи», а прежде всего потому, что вконец разложившаяся его верхушка, подгоняемая про-горбачевской партократией, навязала ему «рыночные отношения», жажду наживы, культ денег, совершенно несовместимые с основными социальными устремлениями трудящихся и учащейся молодежи. Молодежи, которая ныне вступает в борьбу за свои классовые интересы.
В последний год усилился приток рабочей и студенческой молодежи в наше Всесоюзное общество «Единство —-за ленинизм и коммунистические идеалы», в патриотические организации. Все больше молодых людей принимает участие в антифашистском сопротивлении в Прибалтике. Включаются другие механизмы социальной защиты и национального самосохранения в нашем обществе. Это позволяет с оптимизмом смотреть в будущее.
В заключение своих размышлений на тему «отцов и детей» приведу отрывок из нового стихотворения ленинградского поэта, героя-фронтовика Михаила Дудина:
«Ах, Россия моя, Россия,
Песня жизни, отрада глаз!
Сколько раз тебя смерть косила
И — не выкосит в этот раз.
Или силою мы не крепки,
Иль талантами слабаки?
Зря торопятся наши девки
В иностранные бардаки».
Вопреки титаническим усилиям порочных «отцов» советская молодежь так и не стала движущей силой контрреволюции. Сегодня ее историческое предназначение — сохранить целостность Державы, восстановить, очистить, обновить и укрепить власть трудящихся и социализм.
Журнал Столица номер 1 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?