•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Татьяна Марцинковская. Портрет певицы наутро после скандала

Татьяна Марцинковская. Портрет певицы наутро после скандала...На третьем или четвертом выступлении никому не известных групп чей-то голос из зала мрачно и твердо сказал: «Администратора!» Вместо администратора вышел очередной мальчик с гитарой, и стало ясно, что будет крупный скандал. А публика, как заметил еще Чехов, любит скандалы, и, если бы их устраивали каждый вечер, она ходила бы гораздо чаще.
Зал попритих, но тишина была опасной. Чувствовалось, что тысячи людей недостаточно взвинтили себя и согласны подождать еще минут десять, чтобы развернуться как следует.
В эстрадном мире существуют свои приемы Остапа Бендера. Один из них и был в тот вечер осуществлен. Афиша концерта, который должен был состояться в Олимпийской деревне, содержала имена практически всех эстрадных звезд — от Добрынина до Газманова. В действительности никто из известных артистов выступать в этот вечер не собирался, а о самом концерте, полагаю, не знал. Как и о том, что публика, привлеченная громкими именами, раскупила почти все недешевые билеты.
Честно говоря, я не знаю, на что рассчитывали организаторы вечера. Вероятно, на то, что кривая вывезет. Но терпение публики имеет пределы. Просто сидеть в первых рядах и чувствовать, как за спиной медленно закипает огромный амфитеатр, и то было страшновато. Конферансье попытался превратить все в шутку: «Макаревичу мы не смогли дозвониться» (Вопли из зала: «Га-зма-но-ва»!). «А Газманов заигрался в теннис» («Хватит издеваться! Товарищи, покинем зал!»). «А сейчас перед вами выступит популярная певица, дипломант конкурса в Юрмале Татьяна Марцинковская!» («Даешь «Коррозию металла!» Долой! Со сцены!»).
Певица подошла к микрофону.
Да, это действительно была она. 1988 год, Юрмала. Статьи в газетах, прямые телетрансляции с конкурса. Молодые финалисты, среди которых Малинин и Азиза. И она. Увидеть ее сейчас среди воя, свиста и криков «Тормози!..». Все каноны индийской мелодрамы в данном случае были соблюдены полностью.


Минут через пять зал понял, что не заставит ее уйти, и успокоился. Ей даже букет цветов поднесли в конце — очевидно, как награду за личное мужество. Потом я долго искала ее за кулисами. Молодой певец, тонкий, бледный, ломкий, поправляя перед зеркалом жабо, надменно цедил: «Такого бардака даже я еще не видел». Через минуту была его очередь идти на сцену. Двое его коллег, один раскрашенный под индейца, другой в мундире времен поручика Голицына, с пластмассовыми «Георгиями» на груди, курили на лестнице. Они свое на сегодня уже отработали.
Я нашла Марцинковскую, и мы договорились встретиться на следующий день. «Чем там кончилось? — поинтересовалась она при встрече. — Я вчера сразу ушла».
— Толпа зрителей погналась за организатором концерта. Он спрятался в гримерной. Вызвали милицию. В конце концов зрителям пообещали в понедельник возвратить деньги.
— Хорошенькое дело! А мне позвонили несколько дней назад, сказали, что будет концерт, посвященный памяти Талькова. Я сразу согласилась — я очень уважала Игоря. Ничего подробнее не узнала. Мы, артисты, страшно разобщены. Знаем только соседа по гримерной. Собираюсь выходить, из-за кулис слышу, как кричат: «Коррозия!» «Коррозия!» Нужно было много смелости и наглости, чтобы устроить такую авантюру.
— Неужели за нее никто не расплатится?
— Пока что расплатилась я. Меня начали захлопывать.
— Ужасное, наверно, было чувство?
— Да нет, было смешно. Меня использовали в чьей-то игре, от меня ничего не зависит. Что мне оставалось делать? Кричать в зал: «Я вас ненавижу!» Но я всех люблю. И я знала, что в конце концов мне будут аплодировать. Раньше такие вещи тяжелее воспринимались. Пару лет назад я и еще несколько «попсовых» артистов выступали с очень известным рок-певцом. (Какой-то умник догадался объединить нас в одном концерте.) В зале собрались его поклонники, которые никого другого слушать не хотели. Меня выпустили первой. Вокруг вой, крики. Я лезу на сцену, злая как собака. Яблоком чуть в глаз не залепили. Я все время боялась, что в аппаратуру попадут. Деньги на сцену летели, почему-то ключи. И руки протягивали пальцами вниз: «Down!»
— Таня, но все это очень невесело. Слишком уж велика разница между Юрмалой и вчерашней безобразной историей или тем, что вы только что рассказали.
— После Юрмалы я ни за одну из крупных корпораций в шоу-бизнесе не зацепилась. У меня нет ни менеджера, ни импресарио. Я работаю одна. За свои деньги приходится покупать костюмы, заказывать фонограммы. А сейчас попала в полосу не то чтобы неудач, просто дурацких историй. Недавно совершила путешествие на Урал. Есть такая станция Аша. Не слышали? Мне и другим артистам посулили 19 концертов. Это очень много. Приезжаем в 6 утра. Никто нас не встречает. В гостиницу отправились на автобусе (нас было человек 15). В тот же вечер концерт. Опять ехали на автобусе в другой городок. Зал на 1000 мест, а продано всего 20 билетов. Причем в этой Аше артистов уже несколько лет не было. Я спрашиваю у одного мужика: «Что же вы на концерт не идете?» Он подумал и говорит: «Да лень что-то». И рекламы, конечно, не было никакой. Мы выступили один раз и уехали.
— Но отправлять полтора десятка артистов на Урал — дорогое удовольствие. Объясните, зачем вашим импресарио понадобилась эта авантюра? Они ведь понесли убытки?
— Огромные. Нам-то что. Проехались туда и обратно, отдохнули (если, конечно, четыре дня в пое*де можно назвать отдыхом). Но шоу-бизнес привлек массу дилетантов. Люди почувствовали соблазн больших денег на пустом месте. Они не понимают, что настоящим менеджером можеть быть только профессионал с огромными организаторскими способностями и связями.
— Таня, честно скажу, меня интересуете не только вы, но и вообще молодые артисты, не добившиеся (или пока не добившиеся) известности Истории. Вроде тех, которые вы мне сейчас описывали, это что — неизбежность? Неужели нельзя работать только с настоящими менеджерами?
— Настоящие менеджеры предпочитают настоящих звезд. Вы знаете, сколько стоит «раскрутить» молодого певца до уровня хотя бы средней звезды? Около миллиона. Сейчас, думаю, еще больше. А публика перекормлена. Даже известные артисты редко собирают полные залы. Мало кто захочет рисковать и сотрудничать с начинающими — создавать рекламу, тратить деньги на клипы, съемки на телевидении.
— Что требуется, чтобы попасть на телевидение? Ходят слухи об огромных взятках.
— Все сложнее. Есть разные программы, внутри них свои группы, они соперничают друг с другом. Если ты выступил в одной передаче, значит, в другую тебе вход заказан. Только очень опытные люди умели в этой системе лавировать. А сейчас на телевидении перемены, и все окончательно запуталось. Честное слово, многие артисты были бы рады, если бы все строилось на взятках. Это было бы здоровее — нормальная коммерческая основа.
— Вы часто выступаете?
— Иногда за месяц ни одного концерта.
— Как вы существуете?
— Я работаю в ресторане «Дели» в концертной программе. Всех своих знакомых туда перетащила. Хороших певцов, между прочим. Недавно семь месяцев работала на Кипре в «Пианобаре» — есть такое заведение. Оказалась там совершенно случайно. Меня пригласил человек, с которым я училась и который потом уехал. Заранее не был заключен контракт, мне отказывали в работе. Пришлось подрабатывать в ресторане. Я была барменшей (английский знаю прилично) и еще, знаете кем? Поваром! Но потом все устроилось, и я благополучно пела джаз. Я ко всему готова, к любым неожиданностям. Скоро в Оренбург на гастроли уезжаю — не знаю, что там будет. И у меня в Москве еще несколько концертов.
Следующий концерт был отменен. Но певицу Татьяну Марцинковскую никто об этом не предупредил. Дождливым ноябрьским вечером она отправилась в Олимпийскую деревню, обнаружила запертые двери и поехала обратно...
Екатерина Гончаренко
Журнал Столица номер 2 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 7
Номер Столицы: 1992-02
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?