•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Почему аборигены съели Кука! Монолог разочарованного адвоката

Почему аборигены съели Кука! Монолог разочарованного адвокатаЗначит так. Адвокатом я была, есть и буду. Другой вопрос — Я не хочу выступать в судах и обманывать граждан, перед людьми стыдно. Вот давайте на примерчике.
Закон о собственности. Опубликован в марте 90-го года. А в пункте седьмом написано черным по белому: лица, полностью оплатившие кооперативную квартиру, гараж, дачу в ДСК, становятся собственниками. Все захотели стать собственниками — естественно, поток граждан. Родственников интересует, могут ли им квартиру завещать.
Всем говорю: с 1 июля все будет о' кей.
Наступает 1 июля — все о' кей. Граждане идут в нотариальные конторы оформлять свою собственность и права. Но! Кто-то успел потерять родственника именно 1 июля, а кто-то успел потерять его накануне. В законе опять же написано: придана обратная сила. А вместо того, чтобы исполнять закон, придавать ему обратную силу, то есть распространить на всех, власти развязывают дискуссии, где каждый имеет свою точку зрения. И пошла переписка всех инстанций. Классика: низы хотят, а верхи обмениваются бумажками.
В октябре, числа 11-го, я проиграла в суде дело, потому что, когда я его принимала (а это было в июле), я четко знала, что по закону о собственности мой клиент должен получить кооперативную квартиру, оставшуюся после его тетушки. А — он наследник, Б — он нуждался в улучшении жилищных условий, был очередником. Зачем же просить у государства что-то, когда можно получить от безвременно усопших родных и близких?


Но в октябре наша карта была бита, и дело мы проиграли.
Я написала кассационную жалобу, а в это время вышло еще одно указующее письмо, позволившее нам в промежутке между 30 октября и 10 ноября дело выиграть. А с конца ноября эта категория дел снова перешла в разряд «пропащих».
А потом ко мне на прием косяком пошли граждане, все со своими папками. Я им: товарищи дорогие, тяните, в суд не ходите, ваше дело на сегодняшний день по общим установкам «битое». Они стучали передо мной своими папками и кричали: а вы у такого-то выиграли, а чем он лучше нас? А он ничем не лучше. Он попал в струю и проскочил — вот и все.
Последние разъяснения" опять в пользу граждан. Что будет завтра — не скажу.
Приватизация — это второй камень. Из-за этой приватизации я вообще на дежурства в консультацию стараюсь не ходить. Потому как если бы я состояла в воровской банде, у меня кликуха была бы «Ленка-тянучка». Всем клиентам говорю: потяните, подождите...
Ну представьте себе. Приходит человек и спрашивает: что у нас с приватизацией? С приватизацией никто не может понять, что у нас. А он считает, будто я понимаю, что у нас с приватизацией.
Я ему говорю: у нас с приватизацией все хорошо. Вам все приватизируют бесплатно, а потом, когда мы догоним и перегоним и издадим еще одно законодательство, вы будете вносить арендную плату за недвижимость, как это делается в развитых странах.
Но все это я долго объясняю. Мне говорят «спасибо» и уходят.
Я возвращаюсь вечером домой, открываю газету и читаю, что опять демократы оплевали мэра. Я понимаю, что мэру тяжело, но мне-то тоже не легче. Я бы вернула деньги за консультацию, но затырканные приватизацией жители города Москвы за ними не приходят.
Получается просто анекдот. Выхожу из дома с законом в руках. Прихожу в суд — закон в подвешенном состоянии, судья разводит руками: «Прямого указания не было, но нутром чую...» Пока дойду до адвокатского стола — закон отменили.
К вопросу о «прямых» и «кривых» указаниях. Есть какие-то вещи, которые по молодости, когда характер еще не испорчен, воспринимаются легче, чем когда молодость уходит, а причины остаются. Например, ситуация, когда ты уверена в своей правоте, суд уверен в твоей правоте — редкий симбиоз, а решение «не про тебя».
Почему? А по звонку. Да-да, изменились, естественно, субъекты «звонковых дел», а звонки как были, так и остались. Кто пользуется популярностью, тот и звонит. Раньше — партийные вожди, сейчас — депутатский корпус. Собственно, звонить не обязательно. Можно написать на листке блокнота. Депутатского.
Я понимаю механику, может, депутат ничего плохого и не хотел. Просто пришел к нему на прием человек, рассказал ситуацию, конечно, односторонне. А депутат тут же выдал свое депутатское мнение по этому вопросу. Я сама держала в руках листок из блокнота очень известного депутата, где просто и доходчиво было написано, как надо решать дело. Поскольку его точка зрения вовсе даже не совпадала с моей, наличие подобного листка меня, мягко говоря, не обрадовало.
А разве нельзя считать тем же «звонком», когда судей собирают в Мосгорсуде и говорят: эти дела вы должны решать так-то и так-то, независимо от того, что у вас добыто по доказательствам? Даже если судья обладает гражданским мужеством и отважится пойти наперекор руководящему указанию, значимость этого поступка все равно будет равна нулю. Одна из участвующих в процессе сторон всегда недовольна, она дойдет до горсуда, все с треском отменится, а судье поставят на вид, что он плохо работает. А это не он плохо работает.
Да, остались стандартные гражданские дела. Фиктивные браки остались; правда, теперь они стали валютными. Имущество делится — чем дальше, тем оно дороже. Но даже по обычным алиментам я сегодня не дам гарантии, что все пойдет так, как я себе это мыслю.
Как может простая женщина взыскать алименты с непростого мужа, если он половину зарплаты (к примеру, 190 рублей) получает в соврублях, а другую половину, которую суд и найти не может, он получает, но вместе с тем и не получает. Она фиксируется в каком-то журнале в каком-то СП, тратится по безналичному расчету через магазин «Березка», а предприятие списывает деньги с общего счета. Ну пусть жене валюта не светит — хотя бы рублевый эквивалент! Но суд вправе спросить меня: а как его высчитывать, Елена Владимировна, а??? Вот вам типичное алиментное дело.
Ладно бы законы просто менялись — жизнь есть жизнь. Убивает совершенно безмотивное изменение законов. Вот если бы мне — у меня все-таки юридическое образование — объяснили, почему закон применяется так, а не эдак, я могла бы не согласиться, но я бы его исполняла. Я — исполнитель по роду своей работы. Я ничего не сочиняю, не истолковываю. Моя задача — виртуозно использовать существующий законодательный материал, вытащить из него все, сделать «выжимку» того, что выгодно моему клиенту.
Но поди сделай эту «выжимку», когда, во-первых, законы несовершенны вообще, там масса пробелов или возможно двоякое толкование. А во-вторых, законы противоречат друг другу. Кроме того, я вот только что закончила получать «Бюллетень Верховного суда СССР» за 90-й год и журнал «Социалистическая законность» за тот же период. Приходится, как кротам, выкапывать информацию, пользуясь в основном слепыми ксерокопиями, которые приносят клиенты.
Прошу понять меня правильно — я действительно люблю свою работу и всегда была счастлива. Но, как недавно выяснилось, самое-то интересное — чему нас в институте не учили. У нас даже и названия этому нет. А на Западе всегда были и есть адвокаты, которые специализируются в области коммерческого права, бизнеса различных фирм. Мы тоже всегда обслуживали государственные организации, но это было, мягко говоря, делом неинтересным. Визировали «позапрошлогодние» приказы, которые исполнялись независимо от нас.
Так вот сегодня это безумно интересно. Колоссальная сфера применения: внешнеэкономическая деятельность, контракты, нетипичные внутренние договоры. Я могу отходить от шаблонов, изобретать совершенно новые, даже не имеющие названия договорные отношения, чтобы предприятие, с одной стороны, могло извлечь из них максимум пользы, а с другой — было бы полностью защищено от возможных нарушений партнерами их обязательств. Людям помогать, отвечать на все их вопросы всласть, не думая о деньгах. Ведь в консультациях сейчас цены договорные. Считается, что я сама должна договориться с гражданином о стоимости своих услуг. Выглядит это кошмарно.
А на предприятии как бы мой дом, меня здесь знают все — от рабочего до директора, и я знаю их потенциальные возможности. Главное, можно каждый день звонить по телефону и говорить: «Ребята, все переменилось!» И знать, что тебя поймут, потому что ты такая же, как все, а на миру и смерть красна
Еще я обслуживаю коммерческие структуры нового типа. Вот там работают абсолютно свободные люди, они даже разговаривают между собой по-другому. У них мозги с вывертом, там придумываются такие конструкции, такие схемы, перед тобой ставятся такие проблемы, решать которые — сказка.
Там я учусь. Я им отдаю свои знания для написания уставов, положений, оформления договоров. Но сколько они дают мне! Они учат меня мыслить свободно. Я работаю по 17 часов в день, я читаю наши несовершенные законы, но я чувствую себя свободным человеком. И деньги получаю с чувством выполненного долга.
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Елену Нахимову я знаю много лет. И не могу вспомнить ни одного безнадежно проигранного ею дела. А сколько раз она помогала выпутаться из непростых юридических ситуаций моим читателям!
По одному делу — о фиктивном браке, — очень запутанному и «похороненному» еще до нас двумя судебными инстанциями, мы вместе судились почти три года. Вернее, судилась она, писала одну за другой кассационные жалобы, обивала пороги, утирала слезы «молоденькой дурочке», отдавшей старому «тамбовскому волку» вместе с любовью ключи от дефицитной московской квартиры. Моя роль скромнее, я просто описывала все эти перипетии газетным слогом. И тут мы победили — законная владелица ключей получила их обратно.
К чему я все это пишу? Да просто обидно. Коммерческие структуры — это прекрасно. Но если замечательным (это без преувеличения) адвокатам становится неинтересно быть человеческими защитниками, потому что защита конкретного, маленького, но пока еще живого человека в нашей стране никому не нужна, если для нее нет ни законодательной базы, ни справедливых судей, ни достоверной информации, т.е. НЕТ ПЕРСПЕКТИВЫ, то к какому же обществу мы идем?
Давайте считать, что эта история нетипична. Тогда всем станет легче.
Елена НАХИМОВА
Журнал Столица номер 2 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-02
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?