•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Какарека и медведь

Снежной, вьюжной и морозной выдалась в Москве прошедшая неделя. Сильные снегопады ударили по городу. Внезапное атмосферное явление поставило вопрос уборки снега. Не готова оказалась Москва к зиме...
Об этом шел острый, заинтересованный разговор на последнем заседании moscowкой мэрии. Мэр Москвы Дэниел Эдварде заверил собравшихся, что на улицы срочно будет выведена вся имеющаяся в наличии снегоуборочная техника. То есть оба трактора.
Вообще, москвичи любят своего мэра. Обслуживающий персонал moscowcкого городского бара, например, любит мэра еще за щедрые чаевые. Я лично был свидетелем того, как Эдварде, выпив всего одну кружку кисловатого местного пива Light Coors, одарил официантку Сэнди Питер (в девичестве Какареку) долларом (!) чаевых. Впрочем, мэр может позволить себе такую расточительность, поскольку держит собственный бизнес — керамическую мастерскую с семью наемными работниками (такого совмещения moscowcKoe законодательство не запрещает).
Именно с деятельностью мэра патриотически настроенная moscowcKan общественность связывает строительный бум, который недавно начался в Москве. Мэр-строитель — так называют Эдвардса москвичи.
Так вот, благодаря мэру и стабильному укладу местной moscowcKofi экономики, морозы и снегопад оказались неспособны остановить жизнь города вообще и в частности остудить накал главных moscowcких спортивных страстей. Чемпионат по американскому бильярду среди восьми основных баров округи состоялся при огромном стечении болельщиков: в бар Doc's Hard Rock Cafe, где проходило это знаменательное спортивное событие, их набилось чуть ли не 20 человек!
Увы, moscowcKaH команда проиграла, уступив первенство областным — команде бара Market Street Inn, который расположен в полукилометре, то есть уже за городской чертой.


Наблюдатели и эксперты связывают проигрыш moscowcKofi команды с тем, что ее капитан Майк Макгоф был не в ударе и не в лучшей форме. Дело в том, что в ближайшие дни Майку придет пора ехать садиться в тюрьму. Летом прошлого года Майк был приговорен к двум неделям тюремного заключения. Однако руководство Майка (он служит в moscowckoA палате мер и весов) обратилось к властям с категорической просьбой отложить посадку гражданина в связи с крайней служебной необходимостью. Необходимость длилась полгода, теперь закончилась, и Майк в последнее время занят репетициями проводов в тюрьму в местном баре.
Именно там Майк и поведал мне свою печальную, но поучительную историю: «Я, будучи патриотом, поехал в г. Атланту на Олимпиаду, чтобы морально поддержать команду родной страны. И я ее поддержал. Однако на обратном пути в Москву я был грубо задержан полицией и в наручниках доставлен в камеру, а оттуда — в суд. Две недели отсидки всего лишь за то, что я врезался в чью-то машину!» «После этого инцидента, связанного с проведением Олимпийских игр, мне стало казаться, что американская система судопроизводства нуждается в реформировании», — так Майк закончил беседу со мной. Но все же главным moscowcKHM ньюсмейкером на этой неделе был не Майк, а Генри Какарека-младший, брат барменши Сэнди, той, которой мэр города дал целый доллар чаевых. Какарека завалил дикого черного медведя в каких-нибудь пяти километрах от самого центра города. То есть довольно далеко, в глубоком noAinoscowHOM лесу. Дело было так. Какарека с друзьями Томом, Ником, Ларри и Дейвом еще с вечера засели в охотничьей хижине и, как люди опытные, стали готовиться к охоте, то есть играть в покер и пить пиво. А в покер Генри везет, особенно после развода. С первой женой ведь Генри развелся из-за охоты. Жене не нравилось, что все выходные он пропадал в лесу, пил там пиво и играл в покер. Она даже из принципа не ела добытой им дичи. В общем, не сложилось. Жена его потом вышла замуж. Новый ее муж Тим, что интересно, не охотник. Потому что он не местный, не москвич, а приезжий. Семья у них крепкая, дружная — на почве нелюбви к охоте.
Короче, в пять часов утра, выиграв в покер 25 долларов, Генри пошел и сел в засаду возле медвежьих какашек, которые высмотрел накануне. В 10.30 он вдруг увидел в 60 ярдах перед собой медведя. Страшно не было: никто про такое не слышал, чтоб в Пенсильвании медведь напал на человека.
Через 5 секунд после того как Какарека увидел медведя, он поднял винчестер и начал стрелять. В медведя попали три пули, а стрелял Генри шесть раз. Два с половиной часа Генри тащил своего медведя весом в 135 фунтов до дороги, где стояла машина. Путь был неблизкий, мили полторы, то есть два километра с лишним. Потом он приехал в охотничий домик. Не сумев справиться с волнением, тут же сел выпивать пиво. Но в покер уже не играл. Потому что был один.
После обеда подошли дружки. Они, конечно, поздравляли, но завидовали, поскольку завалить дикого черного медведя есть мечта каждого уважающего себя москвича. Завалить же дикого черного медведя уважающему себя москвичу нужно вот зачем. Тогда можно снять с него шкуру и постелить дома на полу. А потом на этой шкуре дикого черного медведя заниматься с москвичками сексом. И при этом каждой говорить: «Дорогая, ты первая на этой моей шкуре».
Генри, однако, признался мне, что лично он так поступать не собирается, поскольку не в его правилах обманывать девушек. Из медведя Генри решил сделать чучело.
— Когда можно будет посмотреть на трофей?
— Через полгода, не раньше. Я отдал медведя чучельнику, а у чучельника очередь. У нас же все охотники...
ИГОРЬ СВИНАРЕНКО
Журнал «Столица», номер 1 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?