•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Хламоп это звучит гордо

Словари и энциклопедии единодушно толкуют графомания — болезненная и бесплодная страсть к сочинительству. И, кажется, серьезно ошибаются. Далеко не из одних лишь больных людей состоит доблестная рать графоманов. Ведь их бесконечный список мог бы открыть тот неандерталец, что выцарапал в творческом порыве первый наскальный рисунок, а затем сам себя стукнул в грудь и сказал «И-ха!», что означало: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын Графоман — это человек, который творит (рисует, пишет, сочиняет музыку) не в угоду собственному тщеславию, не ради денег и карьеры, а так — для души. Кстати, в обозримом прошлом слово «графоман» в русском языке звучало не так уж «страшно» (не страшнее, чем «балетоман», например). Но это — в те времена, когда весь свет был образован, а всякий образованный человек сочинял вирши и писал пейзажики в английском духе. Все это мне весьма толково разъяснили в недавно созданной и уже вовсю действующей организации — Союзе графоманов.
Когда я узнал, что есть некий Союз, который предлагает всем желающим присылать свои творения и всех желающих намеревается опубликовать в своем собственном журнале, первая мысль была: дурят нашего брата! Существовал в свое время такой кооператив, который за немалую сумму составлял коротенькие и не слишком грамотные рецензии на рукописи бедных «самодеятельных авторов». Те бизнесмены, говорят, нажили миллионы.


Мысленно прикидывая, сколько же матерые коммерсанты берут с графомана за публикацию графоманского творения, я отправился в вышеозначенный Союз. «А нисколько», — заявили «матерые коммерсанты», чем сразу же вызвали к себе расположение...
Любое грандиозное начинание, как известно, произрастает из бредовой идеи. Союз графоманов родился благодаря не просто бредовому, а гениальному в своей бредовости плану: объединить творцов-непрофессионалов всех направлений, начать выпуск специфически графоманского журнала, создать «Золотой графоманский фонд» (что-то вроде второй «ленинки» или вавиловского собрания семян) — и все это совершенно бескорыстно. Встретились когда-то трое людей, которых это «грело»: Сергей Ширинянц, Игорь Божьев и Виталий Кузыев. Решили дерзнуть. Естественно, понадобились финансы. Возникло малое предприятие «Граф», которое заработало первые деньги — на регистрацию новой общественной организации, на печати, на бумагу для будущего периодического издания. Как именно заработало? А как все: посредничеством, куплей-продажей, распространением лотерейных билетов.
Ширинянц стал президентом Союза, Божьев — директором «Графа», Кузыев — хламопотамом графоманской канцелярии. Да, есть такая должность, соответствует она чему-то вроде «творческого секретаря». «Отчего же «хламопо-там»?» — спрашиваю. «Это меня дочка так окрестила, — объясняет Виталий, — потому что зарываюсь в хлам—письма там всякие, рукописи — и оттуда: бу-бу-бу-бу, как гиппопотам. Союз ведь творческий, и каждый волен сам себя называть как угодно. Должность переписчика у нас именуется «инженер Гарин». Все нормально...»
Ни инженер Гарин, ни хламопотам графоманской канцелярии, ни президент зарплаты в Союзе графоманов не получают. Работают, так сказать, на общественных началах.
Вообще здесь уверены: в наше время заработать деньги легче легкого. Важно потратить их так, чтоб не было потом мучительно больно. А потому надеются, что «солидные» коммерсанты помогут осуществить грандиозные планы Союза. Но биржи и банки предпочитают вкладывать миллионы в помпезные спортивные соревнования и в бесплатное катание праздной столичной публики в метрополитене. Пока лишь одна организация согласилась участвовать в проекте — это в недавнем прошлом научно-производственное объединение, а теперь акционерное общество «Союзцвет-метавтоматика», где президент работает в свободное от графоманских дел время. Небольшая комнатка в здании акционерного общества — это и есть резиденция Союза графоманов, со всеми бумагами, печатями, картотеками. Рядом должна в скором времени разместиться редакция журнала и первое хранилище «Золотого графоманского фонда».
— Как правило, графоманы — это очень скромные, очень одинокие, замкнутые люди, — несколько безапелляционно, на мой взгляд, заявил президент Союза Сергей Ширинянц, — они сами стесняются своего творчества (?! — К.Р.). Те, что без конца обивают пороги редакций — вы их, кажется, «чайниками» называете, — редкость. Наша цель — избавить людей от комплекса неполноценности, заставить их признаться: да, я графоман, я не похож на других, и это здорово.
— Что нужно сделать, чтобы стать членом Союза?
— «Членов» у нас нет. Есть «участники». Чтобы стать участником, достаточно прислать письмо или просто зайти, поговорить. Какое мы имеем право принимать или не принимать человека, считающего себя графоманом? Это все равно что разрешать или не разрешать кому-то дышать...
«Участников» в Союзе уже больше тысячи. Есть анонимы, про которых не известно ничего, даже в каком городе они живут. Есть «невидимки», которые прячутся за псевдонимами типа «Сергей Желтое Лицо», «Панк Саша» или «Бедолага Младшая». Есть восьмидесятилетние старцы и двенадцатилетние девочки, офицеры, студенты, зэки и обитатели «дома скорби», есть философы, поэты, изобретатели, карикатуристы, живописцы а-ля Сезанн и живописцы а-ля Дали, есть даже... мастер по выдуванию мыльных пузырей (он добился поразительных успехов: его пузыри могут выстраиваться в длинные цепочки и висеть под потолком четверо суток. Программа-максимум — выдуть квадратный пузырь). Есть члены Союза писателей и члены Союза художников. Очень много просто сочувствующих. Приходят: «Давайте я вам конверты буду подписывать, или бумаги сортировать, или хоть стулья таскать — хочу помочь». И помогают. Несмотря и невзирая.
«Золотой графоманский фонд» пополняется все новыми произведениями. То, что мне удалось прочесть, не поддается описанию. Ужасно интересно и необычно. Впрочем, вот начнет выходить журнал (ждать осталось недолго) — там все и прочтете.
Кстати, о журнале. Называется он довольно пышно — «Золотой Век». Не путайте с элитарным журналом «Золотой Вък», который продают по 200 рублей за экземпляр. Графоманский «Золотой Век» намного проще, делать его будут не по принципу «лучше меньше, да лучше», а по принципу «лучше как можно больше и всех-всех». Так что если вы вдруг наваляли второй том «Анны Карениной», смело отправляйтесь в графоманскую канцелярию. Не опубликуют все произведение — так хоть отрывок, какой вы пожелаете, или «автореферат». А по читательским откликам уж будет видно, что с книгой делать дальше: отложить в архив на потребу потомкам, продолжать печатать кусочками в журнале или, может, попытаться издать целиком. И никакого редакторского вмешательства. Абсолютно. Ведь вы — творец.
Мало того. Союз графоманов готов из всех редакций забирать все рукописи тамошних «чайников», складировать, регистрировать, принимать авторов в ряды графоманствующей богемы, публиковать...
В тайной надежде на то, что графоманы перестанут обивать пороги «Столицы», сообщаем адрес' нового творческого союза: 127238, Москва, а/я 555, Союз графоманов.
Потенциальный графоман Кирилл РЫБАК
Журнал Столица номер 2 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 4
Номер Столицы: 1992-02
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?