•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Как вам болелось вирусом «Ньюхань»?

Больше месяца — с середины января — самым популярным в лексиконе москвичей было слово «грипп». Теперь эпидемия, слава Богу, пошла на убыль, и можно не избегать близких контактов с согражданами в транспорте, на улицах и в прочих людных местах. Также можно совершенно безбоязненно передавать друзьям и знакомым из рук в руки журнал «Столица», в котором мы и печатаем эту познавательную антивирусную заметку. Несколько военизированное название рубрики, придуманной для тщательного освещения происшедших в городе событий, быстро даст каждому гражданину понять, что беда миновала. Можно расслабиться. Вольно.
Итак, медики установили, что очередное сезонное несчастье нам принес выявленный ими новый вирус. Его научное название — ИЗ № 2, а популярное, присвоенное для простоты — «Москва/1/97». Это вирус группы А, и специалисты уверяют, что среди известных особей он стоит ближе всего к вирусам гриппа «Ньюхань» и «Няньчаньг», косившим население Китая в 1950 году. Его теперь
будут учитывать при составлении новых инъекций для прививок. Кроме того, в Москве сделали свое черное дело и другие вирусы все той же группы А — вирусы группы В, аденовирусы и паравирусы.
За время эпидемии гриппом в Москве переболело около 562 тысяч человек. Скорее всего, эти сведения завышены — ведь многие врачи с перепугу ставили диагноз «грипп» и рядовым простывшим гражданам. А пятеро умерших, о которых написали все газеты в начале февраля, в действительности умерли не от гриппа, а от других самых разных хворей. Впрочем, они могли быть тем же гриппом и спровоцированы. Врачи, как всегда, спорят.
Во всяком случае, Нина Николаевна Лыткина, заведующая отделом с длинным названием — организации надзора за инфекционными заболеваниями московского Центра Госсанэпиднадзора в Москве,
— считает, что случались в городе вспышки гриппа и похлеще. Эта — средней тяжести. Но особенность ее, пожалуй, состоит в том, что практически впервые за историю подобных эпидемий, дети болели гораздо меньше взрослых. Для них эпидемия длилась всего неделю. А для нас — целых пять. Дело в том, что всех московских школьников после осенних и зимних каникул медики заставляли есть дибазол — 10 раз по 0,01 грамма. В результате у них повысился иммунитет.
Поскольку всем взрослым этот препарат бесплатно не раздашь, медики советовали его покупать, благо дибазола хватало. Прививки тоже делали только за деньги, в так называемых коммерческих прививочных пунктах. Инъекция стоила около 50 долларов, но абсолютной гарантии не давала. Так что поскупившиеся взрослые как следует поболели. Как им понравилось?
Н. Крамской. Портрет гриппующей неизвестной
Музыкант Дмитрий Умецкий: «Гриппом я заболел еще до того ка] объявили эпидемию. Поэтому и не подозревал, что у меня за болезнь Думал, просто простуда. И в самый тяжелый период ездил на «Эх( Москвы», на ночные монтажи. Лечился американским гомеопатичес ким средством под названием «Флю». На этих самых монтажах чере: каждые пятнадцать минут глотал его.
Единственно, о чем я беспокоился: как бы не заразить собаку -таксу по имени Гунар Победитель Ежей и Пожиратель Лягушек (со кращенно Гуня). К счастью, любимую собаку удалось уберечь.»
Питомцев дрессировщицы Натальи Дуровой и ее саму постигл; участь более печальная: «Перенесла три приступа гриппа, жесточай ших. И все на ногах. Мы ведь актеры. Мы должны играть, чтобы зри тели радовались. Мы не можем их подвести, не можем болеть. Поэто му я и с температурой ходила на работу. Только меньше появлялаа на сцене.
И Яшка, обезьяна моя, тоже болел гриппом. Кто кого заразил, ш знаю. Но лечил Яшка себя сам (он даже умеет себя перевязывать) Кстати, именно он первый заметил, что я заболела, ощупал мою голову и забил тревогу. Да и Ромка еще заболел, собака наша.
А лечилась я народным средством — чесноком. Он всегда помогает. Но не только он, конечно. Еще аспирин пила.»
Кстати, многие переболевшие гриппом старались совмещать народное с аптечным. Некоторые даже изготовляли себе снадобье пс малоизвестным, но проверенным временем фамильным рецептам К примеру, популярный диктор телевидения Игорь Кириллов сообщает: «У меня было, да и сейчас еще не прошло, какое-то простудное состояние. А лечился силой воли. Кроме того, я пил настой из чеснока с лимоном, на кипяченой воде. Две головки чеснока, два лимона с колеей на два литра холодной воды. Потом все это процеживается, отстаивается двое суток — и готово. Кстати, вы знаете, что знаменитые «царские таблетки» — это измельченный чеснок?»


Впрочем, находились противники лечения вообще. В частности, актер Алексей Баталов: «Болел страшно! Температура была высокая, качало даже. И дома все болели. И на курсе у меня, во ВГИКе, тоже все болели. Противное дело. Правда, есть оригиналы, которым нравится такое болезненное наркотическое состояние. Но я к ним не отношусь. Вообще, эта эпидемия — Божья кара, как и СПИД. Потому, например, я не поехал бы лечиться за границу, даже если бы спонсоры помогли. Какая разница, если тебя Бог наказывает.»
Кстати, актеры — люди, в смысле гриппа, относящиеся к группе риска. На сцене работники культуры стоят очень близко друг к другу, разговаривают громко, брызгают слюной. Но некоторым все равно везет. Михаилу Державину, например: « Ширвиндт болел. Притом довольно тяжело. А я — нет. Хотя он захворал во время нашего выступления в Петербурге, там был страшный холод на сцене. А у меня 1 обошлось.
Зато болела моя жена, Роксана Бабаян. И даже отменила свои гастроли в Австралии. Она очень сильно кашляла. Лечилась бисептолом. Кроме того, моя мама, которая живет рядом с нами, отпаивала ее настоем из разных трав. Роксана была похожа на леопарда, ходила с банками на спине, пятнистая. Еще помогал «медбрат» — родной брат Роксаны, он медик.
Вообще-то, мы с пиететом относимся к народным снадобьям. Как, кстати, и Ширвиндт. Он использует календулу. И болеет. А я — нет.»
Еще, как выяснилось, полезно переносить грипп в Америке. Это вовремя понял писатель Аркадий Арканов: « Меня этот тайфун коснулся лишь стороной. Я, конечно, прихворнул, но в легкой форме. К тому же меня спасло то, что я улетел в Америку. Там, правда, был свой грипп, но менее зверский. А потом, я ведь врач по профессии, так что это, наверное, тоже помогло не заболеть. Многое еще зависит от генетического кода. Кто предрасположен, тот болеет. Но вообще я гриппа боюсь. Любой эпидемии боюсь.»
Истинные, впрочем, патриоты не оставили России в тяжелую для нее минуту. И, несмотря на высочайшую температуру, много думали о судьбах нации. Как, например, поэт Алексей Дидуров: « Три дня температурил. Сорок градусов. Настоящая испанка. Но я себя убеждал, что я сильнее вируса, я собирался, как японский зонтик. Постоянно поглощал лимоны, по пять штук в день, притом без сахара, потому что сахар — это ведь приятность некоторая. И на четвертый день у меня уже было тридцать семь и пять. Я ведь знаю свой организм, который я сам воспитал, когда мне негде было жить.
А заразиться же у нас можно очень просто и повсюду. Культуры поведения нет никакой. Я был обречен, чувствовал, что болезнь накапливается, подходит...
Причем, заметьте, лет сорок-пятьдесят назад у нас не бывало таких эпидемий. Все началось с распада империи. Так же, как в годы гражданской войны. Ведь тогда уйма жертв были не жертвами войны, а погибшими от гриппа, от испанки. И сейчас ситуация повторяется. Грипп убивает нацию.»
Грипп, сделавший из Дидурова страдальца, из кутюрье Тани Русско-вой сделал нормальную домохозяйку: « Изо всех сил лечилась колдрек-сом, который рекламировали по телевизору. Так что я — самая настоящая жертва рекламы. И за несколько дней температура с 40 градусов пришла в норму. А пока была тяжелая фаза, лежала и смотрела телевизор. Вообще, я лежать не люблю, но тут был повод похандрить чуть-чуть, вполне законный повод.»
Как видим, грипп в Москве стал уже не просто вирусом, а национальным достоянием, позволяющим нации разобраться в сложных проблемах современности. Впрочем, у нас традиционно далее полено может иметь тонкий философский смысл. В зависимости от того, как его применять: дать им кому-нибудь по башке или выпилить из него Буратино.
АЛЕКСЕЙ МИТРОФАНОВ
Журнал «Столица», номер 1 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?