•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Канифоль для патриотического смычка

Помню, на заре туманной юности, лет двадцать тому назад, напечатал я в ростовской молодежной газете бранчливый обзор поэзии журнала «Дон». И тотчас же был вызван на правеж в местный обком — тут, мол, на вас, молодой человек, жалобы поступают. От кого же, интересуюсь, жалобы: от поэта X, которому в обзоре было рекомендовано сперва обучиться грамотному русскому языку, а уж потом объявлять себя русским патриотом, или от поэта Y, который был пойман на заурядном плагиате? Вовсе нет, ответствовали, от поэта Z — он оскорблен и просит принять меры в связи с тем, что в обзоре даже ни разу не упомянуты его имя и фамилия.
Да помилуйте, говорю, я же ведь его, старика, пощадил. И напрасно, молодой человек, напрасно, покачал головой многоопытный инструктор отдела культуры. Наш контингент критику тоже не любит, но обижается прежде всего на невнимание. Зарубите это себе на носу!
Я зарубил — и с той поры уже не удивлялся, когда братья-литераторы либо переставали вдруг со мной здороваться, либо начинали с трибуны или печат-но горько сетовать на тенденциозность и верхоглядство всей нашей критики в целом. Причина была слишком очевидна: в какой-нибудь очередной статье опять не упомянуты ни их творения, ни даже их имена. Своего рода комплекс Бобчинского, который, если помните, и взятку готов был дать с единственной целью — «...как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или превосходительство живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский...»


Владимир Бондаренко взяток пока никому вроде бы не предлагает. Зато в одном из последних номеров газеты «День» подводит под комплекс Бобчинского идеологическую базу: хорошо, мол, писателям-демократам, о них охотно печатают, а мы, писатели-патриоты, консерваторы и охранители, все будто в нетях пребываем — «своих», собственных критиков у нас нет, «чужие» нас не замечают, словом, и читать нас, талантливых да народолюби-вых, на Руси почти что некому. «Этакий литературный расизм».
Попутно объяснено, отчего «Дню» и «Молодой гвардии», «Нашему современнику» и «ЛитРоссии» никак не удается вырастить собственных Белинских
или, на худой конец, Немзеров: «...все университетское образование (не говорю уж о крайне экстремистском Литинституте) — в руках «наших плюралистов», успешно внедряющих нигилистические идеи в студенческие умы».
Попутно же дано понять «кто есть ху» в современной литературе: молодые критики «из левых» будто бы только притворяются, что ценят В.Маканина, В.Пьецуха или С.Каледина, тогда как на самом-то деле, оказывается, тайно «читают ВЛичутина по ночам под одеялом, так же как в 70-е читали «Архипелаг ГУЛаг»...
Многое, словом, попутно объяснено, и можно, конечно, посмеяться над привычкой В.Бондаренко заглядывать под чужие одеяла, можно посочувствовать безвинно заподозренным в «крайнем экстремизме» М.Лобанову, В.Гусеву, С.Шуртакову, В.Сорокину, Вал.Сидорову — безоговорочно «наши» (в невзоровско-бондаренковском смысле), они, слава Богу, далеко не первый уж год сеют разумное, доброе, вечное в Литинституте, причем В.Гусев заведует именно кафедрой, на которой готовят литературных критиков, а пламенный певец товарища Сталина и пламенный же борец с еврейским засильем Валентин Сорокин дослужился аж до проректора...
Я и посмеялся. А потом, признаюсь, устыдился: действительно давненько что-то не заглядывал в патриотические издания, а вдруг, не ровен час, там и в самом деле появилось нечто выдающееся?
Маловероятно, конечно; слух бы дошел о выдающемся. А вдруг все-таки...
Тогда собственная нелюбознательность профессионально непростительна — учил ведь Козьма Прутков, что «поощрение столь же необходимо гениальному писателю, сколь необходима канифоль смычку виртуоза»...
Беру в библиотеке девственно свежие, явно не тронутые читательской рукой комплекты «Нашего современника» и «Молодой гвардии», листаю патриотические газеты... Личутина нет нигде, кроме как в списке членов редколлегии газеты «День», поэтому и прятать под одеяло, увы, нечего. Придется почитать что-нибудь другое. Может быть, стихи?
Перестройка — это война. Не разведка и не пристрелка. Переломанная страна. Разобщенных людей разделка...
...У шакалов глаза мутны — их кровавая ждет попойка — в наше время гражданской войны под названием «перестройка»...
Э, думаю, да ведь со стихами такой фанерной выделки и не в каждую стенгазету примут. Лучше уж открыть себе и читателям новое имя, благо, первая публикация Ирины Вольновой «Лестница, пахнущая вкусными супами» сопровождена многозначительным подзаголовком (наверное, пародийным?) — «Бестселлер века». Читаю:
«Сегодня я наконец поняла, что меня гнетет последнее время.
Дело в том, что я — толстая.
Безобразно толстая.
Я привыкла быть стройной.
Я привыкла, что у меня шахматная фигурка, которая шастает тут и там...»

М-да, действительно пародия — то ли на Викторию Токареву ранней поры, то ли — еще ближе — на юмористические эстрадные монологи Клары Новиковой. В оригинале, правда, ни за что не появилась бы «фигурка, которая шастает тут и там...» Ну, так в оригинале вообще много бы чего не появилось — вплоть до финала, где ключевые, идеологически значимые слова выделены патетическим, чтоб никто не пропустил, крупным шрифтом: «...А за окном шелестит НАША листва, и НАШИ облака плывут в неизвестном направлении. Куда?»
Должно быть, догадываюсь, ради крупного шрифта и напечатана эта вещица в журнале, чуждом обыкновенно и «бесовской» юмористике, и «бесовскому» же стилистическому жеманству.
Но что это мы все о молодых да о молодых... Взглянем на мэтров — декабрьский номер «Нашего современника» открывается повестью Владимира Крупина «Прощай, Россия, встретимся в раю». Отчего «прощай, Россия»? Да оттого, что весь сюжет составляют философические беседы двух, как не раз с выражением, чуть ли не с вызовом подчеркивается, стариков. Они без устали спорят. Если одному просто ничего не нравится — «и не только в молодежи, вообще во всей нынешней жизни», то другой решительно возражает: «Стрелять их надо через одного, тогда только чего-нибудь будет. ...От пуза веером». Если по поводу демократов: «Они нерусские», — твердо говорит первый, то второй тут же прекословит: «Они или нерусские, или русский язык им ненавистен...»
Мысль, конечно, глубокая, но не маловато ли только ее для повести? И потом: откуда не покидающее читателей впечатление, что мысль эта, так сказать, второй свежести. Известно откуда: от патриотической публицистики, которая вот и в декабрьских номерах заунывно твердит о демократах — они либо «нерусские», либо «русофобы» (И.Шафаревич); о революции — она следствие «еврейско-масонского» заговора (М.Назаров); о Солженицыне — он низкий клеветник и, может быть, даже плагиатор (В.Васильев); об августовском путче — Язов с Крючковым, оказывается, либо провокационное задание Горбачева и Ельцина выполняли («Молодая гвардия»), либо всего лишь пытались «ввести нравственные правила верховным указом» («Наш современник»)...
По первости, если помните, эти соображения казались смешными до ужаса, позже — до ужаса смешными, но, во всяком случае, занятными, и вас, писатели-патриоты, терпеливо читали, вас, господа Бобчинские, жаловали вниманием. Теперь уж — увольте: надоело. Вы нас не щадите? Отлично. А вот мы вас — пощадим.
Тем, что не прочтем. Тем, что не заметим — ни ваших тухлых мыслей, ни вашей дребезжащей патетики, ни вашего фанерного слога
Попробуйте прожить без канифоли.
Журнал Столица номер 4 за 1992 год.
Сергей ЧУПРИНИН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?