•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Афгани и рубль — близнецы-братья

Афгани — денежная единица Афганистана. Но купюры печатают у нас, и пахнут они, как родные. Да и «ходят» наравне с рублем.
Привычный диалог в кабульской лавке:
— Рубли возьмешь? — спрашивает шурави (советский покупатель).
— Большой есть? — возбуждается торговец.
«Большой» — это купюры по 50 и 100 рублей для обмена на афгани. К остальным интереса почему-то нет.
Курс (в среднестатистической афганской лавке) — 17 афгани за один деревянный. Но считается нормальным, если без товара рубли обменяют один к пятнадцати.
Пожалуй, о нашей инфляции афганцы узнают в тот же день, что и мы. Впрочем, и афганская «валюта» не особенно крепка, хотя свободно обменивается в меняльных конторах и банках на доллары. За месяц курс изменился с тысячи афгани за доллар до тысячи четыреста.
Зачем афганцам рубли? Оказывается, они регулярно ездят к нам отовариваться. Мне в лавках несколько раз показывали приглашения и просили посмотреть — все ли в порядке?
Что можно купить в Кабуле? По нашим меркам, очень многое. В изобилии японская видео- и аудиотехника, любые сигареты, разнообразная западная еда, рубашки, джинсы, обувь и прочее. Цены примерно на 10—15 процентов ниже, чем в московских коммерческих магазинах. Например, пакистанские туфли — 700 рублей, чуть дороже французские. К настоящим итальянским не подступиться — около четырех тысяч. Кварцевые часы идут по 100—150 рублей. Хорошие носки — по 50, набор французской чайной небьющейся посуды — 750.


Сильно ношенную дубленку можно сторговать за четыре тысячи рублей. Новых тут просто нет. Но и за такой «подарок» нужно долго биться — примерно полчаса, называя товар «порвани» или «кабул-подвал». Что на принятом в лавках сленге означает крайнюю степень изношенности.
Главное — огорошить собеседника. При мне шурави купил, не разобравшись, замшевые домашние тапочки за три тысячи афгани. Я прикинул, что это около 200 рублей. И, натурально, возмутился.
— Сколько даешь, — кричал на меня торговец, почуяв интерес.
— 50 рублей!
— Давай 75 и забирай! Только ему не говори!
Изумительны антикварные лавки. Полки уставлены черненым серебром, медью, керамикой и бронзой. Стен не видно под старинными ружьями, пистолетами и саблями. Сабли — на любой вкус, простенькие — по две тысячи рублей, красивые, с инкрустациями по пять — восемь. Но здесь за рубли торгуют неохотно, не жалуют даже афгани. Цены обычно называют в долларах. А доллары любят во всех лавках. Если платишь ими, то обязательно можешь рассчитывать на «бакшиш» — солидный сувенир.
А вообще складывается такое впечатление, что лавки в Кабуле существуют главным образом за счет приезжих. Ведь даже высокооплачиваемые офицеры афганской армии получают по 10—15 тысяч афгани в месяц. Разве что на две рубашки хватит.
Владимир ЛАГОВСКИЙ
Журнал Столица номер 4 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?