•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Три дня ненависти

Вы слышали о Международной московской конференции под названием «Анатомия ненависти»? Нет?
Тогда даю справку. Форум был организован Гуманитарным фондом Эли Визела (США) и журналом «Огонек». Подобные конференции проводились в предыдущие годы в Париже, Бостоне, Хайфе и Осло. В Москве она проходила в течение трех дней в гостинице «Октябрьская».
О самой бывшей гостинице ЦК надо бы песню сложить, да недосуг. Сообщу лишь специально для любителей светской хроники, что заседали в шикарном зале, стены которого обтянуты голубым атласом, а из «поднебесья» спускаются хрустальные люстры в неоготическом стиле.
Гости прибыли именитые, но — говорю без ехидства — так уж получилось, что, главным образом, «бывшие»: бывший канцлер ФРГ Гельмут Шмидт, бывший посол США Джек Мэтлок, бывший редактор «Нью-Йорк таймс» А.Розенталь, бывший генерал КГБ Олег Калугин и, конечно же, бывший редактор «Огонька» Виталий Коротич.
А вот действующие политики как раз не почтили своим присутствием высокое собрание. Не было заявленных Ельцина, Попова, Собчака, Шеварднадзе. Не пришел объявленный Горбачев — наоборот, несколько участников конференции ездили к нему.
Зато нечаянной радостью стало возникновение в кулуарах Михаила Жванецкого. Он не выступал с докладом, просто ходил, сияющий, и тешил окружавших шутками да байками.
На предварительной пресс-конференции Виталий Коротич сообщил, что аккредитовано 150 журналистов из многих стран. Очень может быть, но, к сожалению, мне не посчастливилось увидеть их всех вместе ни на одном заседании. День ото дня ряды прессы редели. Тем лучше: на прощальном коктейле профессиональная добросовестность оставшихся была вознаграждена красным вином и черной икрой.


Но довольно описывать обстановку. Что же сама конференция? Скрывать не стану: все три дня докладам и прениям я внимал с интересом — все-таки люди съехались толковые, высокообразованные. Да и темы были объявлены актуальные: «Язык ненависти», «Этническая и политическая ненависть»...
Однако максимум времени поглотила тема антисемитизма. Еще на первой пресс-конференции говорилось исключительно об этом. Тут Коротич достиг апогея своего красноречия. Отвечая на вопрос, почему не пригласили представителей «Памяти», он произнес страстный монолог, увенчав его словами: «С этими людьми я в один туалет не зайду!»
Я задал вопрос, будет ли на конференции рассмотрена проблема антирусских настроений в некоторых бывших республиках. «Да, конечно,» — был ответ. Но, видимо, что-то прослушал ваш покорный слуга или отключились в нужный момент мои наушники с синхронным переводом, короче, кроме чисто номинального упоминания я не услышал обсуждения интересовавшей меня темы.
Никто не говорит, что антисемитизм — проблема второстепенная. Особенно у нас. (Перефразируя того же Евтушенко, скажу: «Еврей в России больше, чем еврей».) Но уж если рассуждать о многовековом феномене этнической ненависти, то не худо бы рассмотреть разные его аспекты, помимо юдофобии. Тут уместно привести достаточно справедливую мысль из доклада Григория Бакланова о том, что в положении евреев, т.е. гонимых, время от времени оказываются другие нации. «Вот, например, сегодня в Узбекистане или Таджикистане «евреями» стали русские».
На конференции доходило до курьезов. Упоминавшийся уже А.Розенталь (США) — между прочим, политический обозреватель — в своем выступлении сообщил, что тексты в рок-музыке, как правило, бывают откровенно антисемитского содержания. Как тут не вспомнить угрюмые статейки и высказывания наших национал-патриотов, проклинающих рок именно из-за его сионистской закваски!
Когда же главный редактор «Еврейской газеты» Т.Голенпольский призвал участников конференции обратиться к Ельцину с просьбой защитить права евреев («Через три-четыре дня может быть поздно!»), слово взял известный публицист из Варшавы Адам Михник: «Не надо готовить заявление о защите прав евреев. Надо говорить о защите прав человека».
Обаятельный Михник заслуживает отдельных слов. На протяжении всех заседаний он твердо вел свою линию, говоря о межнациональной розни во всех ее проявлениях; постоянно напоминал о карабахском противостоянии. Хотя, казалось бы, его, еврея, у себя в Польше куда сильнее должен волновать рост антисемитизма, чем взаимная ненависть далеких азербайджанцев и армян.
Когда принималось заключительное заявление конференции, только Михник потребовал изменить отдельные его формулировки, избавить текст от обильного употребления термина «антисемитизм». Тем более, что рядом стояли слова «фашизм» и «расизм». К чести присутствовавших — и особенно, конечно, Эли Визела, — здесь не возникло долгой дискуссии. Поправку Михника приняли.
...В кулуарах, не без труда пробиваясь с диктофоном то к одной, то к другой знаменитости, я задавал стандартный вопрос: разрешима ли вообще проблема ненависти хоть в какой-то исторической перспективе? Вот ответ Олега Калугина. Он сформулировал общую мысль яснее и короче всех остальных: «Она неразрешима в личностном плане. Это в природе человека. Другое дело, что на уровне государства, общества, политиков ненависть должна быть исключена, потому что от ненависти до насилия один шаг. Как скоро это произойдет? Я не такой уж оптимист в этом вопросе».
В заключительном слове на последнем заседании Эли Визел выразился еще лапидарнее: «Поскольку ненависть вечна, то и наша борьба будет вечной».
Гости и участники надевали шубы и ласково улыбались девочкам-переводчицам. Уплывали в свои Америки и Франции. Конференция закончилась.
Я бродил неподалеку, у столика то ли администратора гостиницы, то ли еще кого. Некая дама в белых мехах — похоже, из постояльцев — пересчитывала здесь свои доллары и вдруг произнесла по-русски, безо всякого акцента: «Надо поскорей уезжать от вас, а то опять начнется какой-нибудь путч». Она обращалась и к администратору, и ко мне — потенциальному собеседнику. «Да? — отвечаю. — А мне эта страна очень нравится. Даже с путчами». Без пафоса сказал, но и без иронии. Дама пристально взглянула и выговорила с ненавистью: «Вот и оставайтесь тут...»
Алексей БЕЛЯКОВ
Журнал Столица номер 4 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?