•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Александр Титкин: «Оставьте и не будет разочарования»

Александр Алексеевич ТИТКИН (родился в 1948 году) — министр промышленности Российской Федерации. Окончил Тульский политехнический институт. До прихода в правительство работал генеральным директором Тульского производственного объединения «Тяжпродмаш», затем стал президентом акционерного общества «Гефес».
Народный депутат России, вице-президент Международной ассоциации руководителей предприятий.

— Александр Алексеевич! Вы как министр можете сказать, что управляете российской промышленностью или она теперь вообще никем не управляется?
— Российская промышленность после упразднения центра — это 28 тысяч предприятий, а штат сотрудников министерства — около двухсот человек. Мы не собираемся, как было раньше записано в министерских уставах, осуществлять «оперативное управление предприятиями» — это физически невозможно, да и не нужно.
— Реформы в промышленности начались?
— Прежде чем к ним приступить, необходимо овладеть ситуацией, контроль над ней сейчас важнее всего. Иначе все это реформаторство будет пустой затеей. Когда я получил назначение, в первые же дни стал разбираться, как обстоят дела в союзных оборонных министерствах. И что обнаружил? Люди там умные, талантливые, говорю без иронии, глубоко убежден в этом. Они раньше других сообразили, как будут развиваться события, начали
создавать концерны... из бывших главков и управлений. По сути своей это общественные организации (я смотрел их уставы), никакие не концерны и не корпорации — типичные ассоциации. Предприятия объединяются на добровольных началах, добровольно платят взносы, «кормят» бывшие главки. Материальные ресурсы они не распределяют, бюджетные средства тоже — в сущности, в руках у них ничего нет.


А вот теперь ситуация: 2 ноября 1991 года товарищ Лобов, заместитель товарища Силаева, зная, что ему уже не работать, постановлением правительства, но без ведома правительства «освятил» все эти уставы, закрепив тем самым положение вновь созданных «концернов». И записал: Министерству промышленности РСФСР создать в соответствующих департаментах подразделения, которые бы координировали, контролировали и т.п. Самое интересное — они заключили договоры с Госкомимуществом на аренду зданий соответствующих министерств. А здания эти не что иное, как прекрасно оснащенные пункты командования. Из Нижнего Кисловского переулка, где расположен бывший Минтяжмаш, можно, например, за считанные секунды связаться с Атоммашем. А я из своего кабинета так быстро сделать этого не могу. Здания на законных основаниях арендованы сроком... на пять лет. Вот и получилось — когда я попытался овладеть ситуацией, оказалось, что командные пункты отраслей «захвачены» отнюдь не Министерством промышленности РСФСР. Команды «сверху» от меня, министра, руководители концернов и корпораций фактически не воспринимают — это оговорено в уставах их «общественных организаций». На работу в департаменты министерства их сотрудники идти не хотят — там коммерческие ставки, а у нас бюджетные оклады. Все эти концерны-корпорации указом президента объявлены государственными, а Министерству промышленности РСФСР поручено переутвердить их уставы и уже назначенных руководителей, возложив на них ответственность за подготовку к работе в 1992 году.
— Допустим, указами да приказами управление наладили. Но даже идеальное руководство старой, изношенной, ориентированной на выпуск совсем не тех товаров промышленностью результатов не даст. Где взять средства для обновления?
— Когда правительство рассмотрело бюджет, подтвердились мои худшие опасения — на капиталовложения в промышленность России выделено около 26 миллиардов рублей.
— Видимо, это не очень много?
— Это даже не мало — просто ничего. Все равно что сегодня дать человеку рубль на обед и посоветовать ни в чем себе не отказывать. В этой ситуации необходимо побыстрее создать рыночные структуры, дать возможность советским и иностранным инвесторам вкладывать средства в нашу индустрию и развивать ее пока без финансовых инъекций со стороны государства. Если государство не может дать денег, то по крайней мере должно всячески содействовать тому, чтобы «чужие» деньги эффективно работали в промышленности.
Мы создаем при министерстве инвестиционный промышленный совет. Это коммерческая организация, но средства она будет зарабатывать не для собственных нужд. Ее задача — сводить деловых людей и тех, кто нуждается в деньгах, для развития производства, подсказывать, куда вложить капитал, чтобы быстро и выгодно наладить выпуск продукции. Выбрать перспективный проект, подыскать для него советских или иностранных инвесторов, застраховать их от риска — и пусть работают деньги. Совет — небольшой общественный орган, в нем будет максимум 30—50 человек — представители инвестиционных компаний, банков, предпринимательских структур и государственного сектора. Словом, советовать будут те, кто попробовал и прочувствовал, что такое рынок.
— Предположим, средства найдете. Но опять вложите их в социалистическое производство. Может, реформы в промышленности надо начинать все-таки с ее приватизации?
— Но сегодня до сих пор нет здравой, глубоко проработанной программы приватизации.
— А что есть?
— Дикое, почти не управляемое растаскивание государственной собственности. В одних случаях имущество продается, а точнее — раздается «нужным людям» за бесценок, в других — искусственно вздуваются цены на аукционах. Регулировать этот процесс министерство не должно и не в состоянии — это прежде всего функции Верховного Совета РСФСР.
— Пока наш разговор касался общих проблем. Теперь вполне конкретный вопрос — скажите, Александр Алексеевич, когда промышленность начнет работать хотя бы так же, как в застойные годы? Когда будут не только цены, всякие и разные, но и сами товары, как говаривали раньше, «в ассортименте»?
— Наша задача — в первые три месяца 1992 года сохранить объем производства хотя бы на уровне 70 процентов к прошлому году.
— ?!.
— А вы полагаете, что нынешняя ситуация — предел экономического кризиса? Оставьте иллюзии — и не будет разочарований. В отраслях продолжается спад: сокращается добыча нефти, газа, меньше производим металла, не хватает электроэнергии...
Повторяю, спад будет резкий, особенно в тяжелой промышленности. У нас был перекос в развитии групп «А» и «Б» — это надо исправлять. Но ресурсы ограничены, количество работающих тоже. Что же будет происходить? Рассмотрим на примере одного, пусть даже идеально работающего предприятия.
Оно обеспечено заказами, ресурсами. Цены отпущены, зарплата не ограничена. Но темпы роста цен на питание и одежду (самые необходимые для выживания) будут такими стремительными, что цены на машиностроительную продукцию за ними не угонятся. Хотя бы из-за инерционности процесса — нужно сметы пересмотреть, с заказчиками договориться. Результат очевиден: повышать зарплату на предприятии мы не сможем с той же скоростью, с какой взлетят цены на еду, потребительские товары. Но ценных специалистов надо удерживать высокими заработками, значит, придется сокращать тех, без кого можно обойтись. Директора предприятий впервые в жизни почувствуют себя директорами. Забастовки прекратятся. Люди поймут — чтобы спасти себя, свои семьи, надо хорошо работать. Спастись они смогут только вместе с заводом. И начнут «пахать» по-настоящему, а директор будет ходить и смотреть — кто еще лишний? Масса людей окажется на улице. Пособие по безработице с голоду умереть не даст, но жить на него достойно, чувствовать себя человеком нельзя. Вот тогда и начнет стремительно развиваться мелкое и среднее предпринимательство — без всяких лозунгов и призывов. Каждый вспомнит свои таланты: плохой инженер начнет разводить, скажем, кроликов, если у него это лучше получается. Тот, кто прежде вязал на работе, начнет зарабатывать продажей варежек и свитеров. Кто умеет готовить, пойдет в общепит. А почему бы и нет? Недавно был в Болгарии, в маленьком городке. Население — 40 тысяч и более четырех сотен различных кафе, ресторанчиков, баров...
Да, это почти шок, экстремальная ситуация, но без нее уже не обойтись. Главная задача сейчас — предотвра- у тить серьезные катастрофы, социальный взрыв.
— Лично я, как и поэт, уверена — Россия вспрянет ото сна. И все-то у нас будет: и демократия, и еда, и даже чистые тротуары. Вопрос только — когда будет? Доживем ли?
— И вы хотите, чтобы на этот вопрос ответил я?
Елена КОЛЕСНИКОВА
Журнал Столица номер 3 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1992-03
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?