•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Главное Разведывательное Управление. В аквариуме только пираты

— Что за рыбы там водятся!
— Там только одна порода - пираньи.

Виктор Суворов. Аквариум
Кажется, что мы почти все знаем о КГБ. Иногда даже кажется, что «славная» ЧК почила в бозе. И что попусту болтать о покойнике? Однако слухи о кончине оказались сильно преувеличенными. А значит, с этим «покойником» можно еще публично разбираться, гавкать через прессу на незыблемую Лубянку, посылать запросы и призывать к ответу. В конце концов можно порезвиться в завлекательно-увеселительных играх по поиску стукачей в рясах и без. И пусть увидели мы лишь верхушку огромного айсберга, тем не менее — приятно... Но это все, как уже было сказано, о КГБ. Есть и другие организации, о которых пока ни слова.
В 1978 году на сторону Запада перешел некий капитан Владимир Резун, один из сотрудников резидентуры военной разведки в Женеве. А через несколько лет в Англии вышла серия книг о советской военной разведке, правда, под псевдонимом — Виктор Суворов. Наиболее знаменитая из них, «Аквариум», давно уже стала известна читателям и нашей страны. Лишь из этой книги многие, может быть, вообще впервые узнали о самом факте существования такой организации, как ГРУ — Главное разведывательное управление Генерального штаба, Аквариум, как назвал ее Виктор Суворов.
Много лет прошло со времени выхода этой книги. Уже и путч «отгремел», и СССР скончался, и даже о похоронах КГБ успели объявить. Но о ГРУ — ни слуху, ни духу. Тишина. Нет, мол, ничего и не было, не трогайте нас.
И то правда! Разведчики-то чем нам мешают? Шпионят себе на благо отечества — и ладно. Даже не один год прослужившие офицеры ничего не знают о собственной военной разведке, отождествляя ее с КГБ ил особыми отделами...


А суть дела в том, что наряду с «почившим в бозе», но вечно живым КГБ и его преемниками в нашей стране существует действительно секретная и практически неподконтрольная спецслужба. Секретная, потом что немногим известно даже ее название Неподконтрольная, ибо контролирует « только Генеральный штаб бывшей Совете кой Армии — и никто более. И всем комиссиям и комитетам Верховного Совета Росси вход в Аквариум (в отличие от Внешней разведки Примакова) заказан.
Чем занималось ГРУ раньше и чем зан» мается сейчас? Какова структура этого ведомства? Каков его бюджет, штаты? Что за методы использует эта организация? Чьи сторону держало ГРУ в августовских событиях 1991 года? Достоверных ответов на эти вопросы мы не знаем. По словам некоторых офицеров ГРУ, например, во время путча они проверяли: накормлены ли солдаты на улицах Москвы и нужны ли полевые кухни... Вы ни поверили? Я — нет.
Мы, однако, всерьез продолжаем обсуждать возможность и вероятность нового военного переворота. Да, существующая армии уже не существующего государства становится все более опасной. Армия умирает, агонизирует. Это очень страшно еще и потому, что именно такая армия обладает своей собственной мощной и крайне эффективной спецслужбой, превосходящей мощь КГБ. Но в отличие от КГБ эту военную машину не поразили те напасти, что обрушились на тайную полицию. Напротив, именно последние пять лет являются периодом усилении влияния ГРУ в структуре власти, периодов полномасштабного выхода военной разведки на внутриполитическую арену сначала СССР, а теперь и СНГ. Как ни парадоксально, но провал путча привел к резкому усилению ГРУ — был ликвидирован тот единственный аппарат, который его только реально и контролировал — отдел административных органов ЦК КПСС.
Военная разведка Советского государства существует с 1918 г. Путь ее достаточно извилистый и тернистый. История ГРУ полна периодов жесточайшей конкуренции не столько с иностранными разведками и контрразведками, сколько с отечественными коллегами из ВЧК— ОГПУ—НКВД—МГБ—КГБ. И это была порой даже не конкуренция двух спецслужб, а кровавая борьба за источники информации, за влияние при кремлевском «дворе». Для ГРУ конкуренция с системой госбезопасности часто была схваткой за физическое выживание как структуры. Из-за постоянных стремлений чекистов поглотить военную разведку отношения двух служб никак не могли быть особенно теплыми.
Малочисленная военная разведка не имела столь широких финансовых возможностей, как госбезопасность. Но задачи-то перед ней ставились несравнимые с тем, чем занимались спецслужбы «гражданские». Военная разведка должна была добывать реальную военную информацию для Генштаба, а не играть в «мировую революцию», ловить троцкистов или похищать эмигрантов.
И в то же время ГРУ всегда было теснейшим образом связано с КГБ, ряд акций координируя, а некоторые (в Венгрии 1956 г., Чехословакии 1968 г., Афганистане) проводя совместно. Более того, с 1958 года ГРУ возглавляют не военные, а профессиональные чекисты. С 1958 по 1963 год его возглавлял генерал армии И.Серов, отстраненный Н.Хрущевым от руководства КГБ. После скандального «дела Пеньковского» Серова на этом посту сменил генерал-полковник госбезопасности Петр Ивашутин. Он возглавлял ГРУ четверть века — до 1987/88 г. Это уникальнейший случай в истории разведки — почти 25 лет во главе спецслужбы! Но это вполне объяснимо, учитывая то, что Ивашутин входил в так называемую «днепропетровскую мафию» Л.Брежнева и среди его ближайших друзей были такие генералы КГБ, как Цинев, Цвигун, Федорчук. Да и звание генерала армии Ивашутин получил в 1971 г., раньше Ю.Андропова.
Таким образом, то, что более 30 лет военную разведку возглавляли не профессиональные военные разведчики, а чекисты, специалисты по репрессиям, не могло не отразиться на деятельности ГРУ. Традиции и методы «чекизма» успели прижиться и в среде военных профессионалов. Вот и получается: с одной стороны, жесткая конкуренция и даже вражда с КГБ, а с другой — постепенное впитывание его методов и образа мышления.
Например, военная разведка не осталась в стороне от так называемого «национально-освободительного движения». Было создано управление, занимавшееся подготовкой террористов и диверсантов из различных стран «третьего мира» и Европы. Так что не только КГБ или «Штази» дрессировали террористов «Черного сентября», Хаббаша или «Красных бригад». Другое дело, что военные из ГРУ предпочитали использовать их не для пропагандистских политических акций, а для сугубо практических операций. Но учтем, что и военная политика наша строилась не столько на реальных интересах страны, сколько на основе политического маразма. Посему сомнителен и сам смысл деятельности террористов от ГРУ при самых различных режимах.
Другое дело — Куба, «остров Свободы», где если у кого и была подлинная свобода, так это у наших военных. Не идеология или интересы КГБ играли и до сих пор играют здесь решающую роль. Куба — уникальный плацдарм для «просвечивания» США — радиоэлектронной разведки.
Вполне понятным и объяснимым становится поэтому явное нежелание наших военных (читай — разведчиков) уходить с острова. Потому что главной задачей советской бригады на Кубе было и есть именно прикрытие кубинской резидентуры ГРУ и охрана крупнейшего советского центра прослушивания. Иного смысла в нашем военном присутствии на острове просто не было.
ГРУ — главный заказчик космической разведки. Байконуры, Плесецки — все это вотчина одного из управлений ГРУ — Управления космической разведки. Разумеется, все там в авиационных погонах и с эмблемами ВВС. Нет смысла рассуждать, плохо это или хорошо, — это так. В США радиоэлектронную разведку ведет АНБ, а космическую — по просьбам заинтересованных лиц выполняет НАСА.
Следует оговориться, что сегодня не существует практически никаких официальных источников, которые могли бы хоть немного развеять достаточно мощную завесу молчания, туман домыслов, догадок, фантазии, а подчас, увы, полуправды и лжи. Вот потому мы и вынуждены опираться в значительной степени на иностранные источники, на сериал Суворова—Резуна, на обрывки информации, иногда все-таки выплывающие из темных глубин Аквариума. Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть ничего — даже откровенные домыслы, ибо система тотальной секретности и становится той питательной средой, которая рождает мифы.
Так вот, если иностранные источники не врут, то наиболее загадочным подразделением ГРУ является 5-е управление — Управление оперативной разведки. Согласно схеме, которую приводит один из западных исследователей, Джеффри Ричельсон, именно это управление ГРУ является центральным руководящим органом спецназа армий. В тайком случае получается, что в отличие от классических разведок мира ГРУ обладает многочисленными мощными высокопрофессиональными боевыми под-
разделениями?
Разумеется, КГБ тоже имел спецназ, а до путча распоряжался еще и несколькими десантными дивизиями. Но распоряжался-то КГБ в целом, как система, как сверхминистерство. А не как разведка. Собственно же разведка КГБ—ПГУ подобными подразделениями не располагала Да и численность тех частей не шла в сравнение с частями спецназа ГРУ.
А уж подготовка армейского спецназа, обучаемого только одному — умению высокопрофессионально уничтожать людей или технику, — все равно была на порядок выше подготовки чекистов. Спецназ ГРУ прошел жестокую кровавую школу войны в Афганистане. (Не забудем, что в каждой воюющей афганской провинции действовал батальон спецназа, подчиненный разведотделу 40-й армии.) И костяк этого спецназа сейчас составляют именно такие, прошедшие Афганистан, Эфиопию, Анголу профессионалы.
В 1985 году численность войск спецназа достигала, по некоторым подсчетам, 23 тысячи человек. В 1986—88 гг. численность спецназа наращивалась. В каждом военном округе, в каждой группе войск имеются бригады спецназа. По данным Виктора Суворова и солидарных с ним западных экспертов, выходит, что вся эта масса подчинена только 5-му управлению ГРУ через разведуправления округов и Третьи отделы этих управлений — отделы спецназа Заместитель начальника ГРУ в интервью «Комсомольской правде» 7 марта 1992 г. утверждал, что спецназ должен подчиняться приказам командующих округами. Ну, доверия к нашему военному ведомству лично у меня нет ни на йоту. Но нет возможности доказать и утверждения западных источников, что спецназ, имеющий в целом оперативно-тактическое и оперативное значение, целиком замыкается лишь на Москву, подчиняется аж центральному аппарату, решающему стратегические задачи. Сверхсекретность создает почву для допущений, но одно не вызывает сомнений — тесная связь между подразделениями спецназа и системой военной разведки.
Кроме всего прочего, ГРУ обладает и разветвленной структурой на всей территории страны. Эта структура лишь внешне сходна с территориальными подразделениями КГБ. Разведуправление округа имеет двойное подчинение. В первую очередь оно, являясь 2-м управлением штаба округа, выполняет распоряжения начальника штаба и командующего. Но оно одновременно является как бы частью глобальной системы военной разведки. Каждое 2-е управление даже су-губб тылового округа имеет и сугубо секретный отдел — агентурной разведки. Чем занимаются эти отделы в тыловых округах сейчас? Впрочем, где тот смельчак, который сейчас покажет мне «сугубо тыловой» округ? Это сейчас, когда окраины России охвачены локальными войнами. А завтра? Логично предположить поэтому: если события внутренней жизни затрагивают интересы армии — армия задействует свою спецслужбу.
Аксиома военного дела: любая операция готовится и проводится на основе данных разведки. Разведка же обеспечивает операции специальными акциями разведывательно-диверсионного характера. Но ведь уже с 1988 года армия ведет боевые действия на территории собственной страны. Перечислять все события нет смысла, слова «Карабах», «Тбилиси», «Баку», «Вильнюс» и так у всех на устах. Теперь к этому добавилась и собственно российская территория (Северный Кавказ), и Приднестровье; не прекращается война в Закавказье. В 1990 и 1991 годах армия вела психологическую войну против Литвы, Латвии и Эстонии, используя прямой террор: «война памятников», серия провокационных взрывов в городах Балтии — именно на них попались военные. И вполне логично предположить, что если армия действует на Кавказе, то действует и ее военная разведка, и ГРУ.
Понятно также, что при помощи ГРУ военные внедряли (и это им, без сомнения, удалось) свою агентуру в движения Прибалтийских стран, в их государственные структуры, в движения и военизированные формирования Грузии, Армении, Азербайджана. А раз такая деятельность ведется в отдельных регионах собственной страны, пусть и на ее национальных окраинах, то отсюда всего лишь маленький шаг до развертывания подобной деятельности уже как системы на всей территории страны, именовавшейся ранее СССР.
Разве не видно, что шаг этот давно уже сделан, что ГРУ давно вышло на внутриполитическую арену, на внутренний «рынок». А колоссальный профессиональный опыт военных разведчиков позволяет успешно маскировать ряд акций либо «под КГБ», либо под действия «неустановленных» боевиков или «неизвестных» снайперов.
Но почерк, почерк... А он у профессионалов военной разведки и армейского спецназа разительно отличается от почерка «соседей» из КГБ, и уж тем паче от омоновского. ОМОН действовал просто грубо, нагло и примитивно, оставляя за собой следы. Да еще и бахвалился потом своими «подвигами». Их действия с политической точки зрения почти всегда непродуманны и бессмысленны.
Спецкоманды КГБ действовали тоньше и хитрее, но тоже не по своей фантазии или инициативе, а на основе четких инструкции Центра. Отличительный почерк команд КГБ, скажем, в Прибалтике — стремление к «чистой» работе, желание не слишком много «следить» и малая охота к «мокрым» делам. Их акции были больше увязаны с политикой, и в них легко прослеживались «рука» Крючкова и желание Горбачева. Ряд своих операций КГБ проводил под прикрытием обычных или десантных армейских подразделений, что предполагало рано или поздно утечку информации.
Не то — военная разведка. Она действовала всегда решительно, молниеносно, нанося удар по узловым точкам, не боясь крови, стремительно исчезая, не оставляя после себя абсолютно никаких «говорящих» улик — только трупы, а они обычно малоразговорчивы. Потом, когда все валили на ОМОН или КГБ, первые отбрыкивались, а вторые отмалчивались. А военные — вне подозрений. Тем более, что такие операции должны проводить «выездные команды» из Центра или соседнего округа. И — никаких утечек, все спокойненько, удивительная благодать.
Вот почему, когда вспоминаешь зашедшее в тупик расследование убийства таможенников в Медининкае, то всегда приходит мысль — это не ОМОН и не КГБ. У спецназа была школа — Афганистан. И во всех случаях спецназ ГРУ убирал всех свидетелей, всех до единого. КГБ обладал лишь опытом массовых репрессий уже 40-летней давности и опытом психологического преследования и подавления бумажного инакомыслия. Относительно немного чекистов прошли школу Афганистана. ГРУ же обладает массой профессионалов. Отсутствие каких-либо улик — самая главная улика.
Не забудем — это был еще и канун августовских событий в самой Москве. То, что и после провала путча и снятия железного Феликса с пьедестала мы так и не знаем ничего о подоплеке акции, несмотря на многочисленные утечки информации из МВД, прокуратуры России и КГБ, подтверждает, что -нити ведут в то ведомство, которое лучше всех защищено от лишних слов, — ГРУ.
Августовские события — темное пятно в деятельности ГРУ. Разумеется, что офицеры ГРУ занимались отнюдь не наблюдением за регулярностью питания солдат на улицах Москвы. Однако очевидно и то, что ГРУ немало выиграло от тех событий.
Ликвидирован контроль со стороны ЦК КПСС. Конкуренты из КГБ разом потерял влияние на высшие эшелоны власти и вообще ослаблены своим расчленением.
В то же время армия не просто вышвырнула чекистов из своих рядов, она внезапно получила в свои руки еще одну спецслужбу Исследователи и критики пропускают весьма существенную деталь: в руки армии пере дана система военной контрразведки -особые отделы, находившиеся ранее в руках КГБ. Таким образом, армия вышла во обще из поля зрения каких-либо контролирующих структур, резко усилив собственную систему спецслужб. Совершенно очевидно что тенденции развития нашей армии неизбежно приведут к трансформации военной контрразведки в тайную политическую полицию. Но работать она будет уже не на «Дядю», а на генералитет. Не стоит сомневаться в том, что особисты-чекисты неизбежно будут вытеснены из этой структуры и заменены профессионалами ГРУ (других-то в армии нет). И вот тогда общество получит на ряду с озлобленной и агрессивной армий еще и достаточно уравновешенный, мощны и абсолютно бесконтрольный конгломерат военных спецслужб: военную разведку, военную охранку и спецназ. И всей этой «птицей-тройкой» будет править всего лишь, заместитель начальника Генштаба. А в условиях все большего нарастания хаоса к всех сферах, в условиях дестабилизации общества незаметно может наступить момент, когда нам без нашего согласия предложат сыграть в игру латиноамериканского типа под названием военный переворот.
Для многих экспертов ясно, что после путча и развала СССР в армии никаких принципиальных перемен не произошло. И ГРУ, военная разведслужба, как часть военной машины, несет в себе все пороки и особенности прежней армии. И все, что говорилось в адрес военной машины СССР, в целом может быть отнесено и к ГРУ. Плюс чекистские традиции. Вчера эта система верно и умело служила КПСС, сотрудничая порой с КГБ. Сегодня она якобы служит СНГ и даже России. А тем временем офицеры военной разведки Черноморского флота, например, активно агитируют за переход под юрисдикцию Украины, угрожая непонятливым понятным» мерами...
Не думаю, что Аквариум дремлет. Не такие там рыбки водятся, чтобы спокойно спать. В Аквариуме нет карасей.
Владимир ВОРОНОВ
Журнал Столица номер 17 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 19
Номер Столицы: 1992-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?