•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Фанычи, объединяйтесь!

Общество защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод создано в марте 1990 года. Сегодня в нем около двухсот человек. 145 уголовных дел, посвященных хозяйственным нарушениям, взяты на контроль. Конечная цель — добиться освобождения тех, кто отбывает срок за коммерческую деятельность. Леонид ШПИГЕЛЬ — ответственный секретарь общества, пять лет назад осужденный по статье — хищение госсобственности в особо Крупных размерах (93-1). Несколько месяцев назад вышел из заключения. Ему 35 лет, не женат. Таких, как он, на лагерном сленге называют «фанычами» — хозяйственниками. Теперь он решил посвятить себя борьбе под лозунгом: «Фанычи, объединяйтесь».
— Леонид Теодорович, поговорка «Был бы человек, статья найдется» — отечественного происхождения. И всё же редкость — попасть под девяносто третью. Как угораздило?
— Был «шабашником». А до этого окончил институт, трудился инженером-технологом, решил подзаработать. Навыки в строительстве имелись — два года я строил БАМ. Сперва «шабашил» рабочим, потом сколотил бригаду из 40 человек. Нанимались на строительство индивидуальных садовых домиков, прокладывали автодорогу к садовым товариществам. За три с половиной года объем работ по сметной стоимости превысил четыре миллиона рублей. Фонд заработной платы перевалил за миллион. Договора у нас были юридически оформлены, подоходный налог государству мы платили щедрый — 13 процентов.
Но быть богатым в то время было не только аморально — вредно для нервной системы окружающих. Государственные снабженцы — монополисты вечно срывали сроки поставки материалов. Автоматически мы не выполняли обязательства по документам. ОБХСС был частым гостем бригады — приезжал вымогать взятки. В конце концов из-за пяти не построенных в срок домиков углядели мошенничество — дескать, присвоили деньги садоводов-любителей. 100 уже построенных бригадой домов и километры проложенной дороги в деле не фигурировали.. Кто же кому в результате нанес ущерб? Если бы меня не посадили, все объекты были бы завершены. Однако люди остались и без домов, и без денег — зато, наверное, с чувством «глубокого удовлетворения торжеством социальной справедливости».


— За что же вас все-таки покарали? За нарушение монополии госчиновников на хорошую жизнь?
— Мода такая у нас пошла, условное название — «ату мафиози!». Ее потом подхватили Гдлян с Ивановым. В начале 80-х партия уже знала о надвигающемся экономическом кризисе и традиционно искала крайнего. Народу надо было кинуть кость. Нашли и кинули: во всем виноваты «теневики». Спад экономики сотворили хозяйственники, продукты из магазинов растащили торговые работники. И в обиход широко вошли термины: «мафия», «теневая экономика», «коррумпированные структуры», «цеховики». Когда в 1986 году я сидел под следствием в Бутырке, тюрьма процентов на восемьдесят была забита «врагами народа» — от экономики.
— Неужели все сплошь сидели невинные, все поголовно — «жертвы застоя»?
— Как стряпались типичные дела по строительству? Скажем, увеличивает бригадир заработную плату (за аккордную работу или строительство в трудных погодных условиях) — это уже отклонение от финансовой дисциплины. И, хотя деньги получают рабочие, хищение денежных средств (ст.93-1) «получает» начальник. Или полные абсурда обвинения во взяточничестве, когда официантам интуристовских гостиниц вменялись такие взятки, как переплаты в 10 рублей за быстрое обслуживание или принятые в подарок авторучки и зажигалки.
В 1987 году была частичная амнистия, но она почти не коснулась хозяйственников — слишком большие им давались сроки. Зато все, кто находился к тому времени под следствием, вышли оправданными из зала суда — первый случай беспримерного гуманизма советских судей за 70 лет.
— Значит, все-таки положен конец порочной практике сажать невиновных? И дел-то у вашего Общества — помочь освобождению оставшихся в заключении хозяйственников?
— Предпринимателей у нас сажают и сегодня. Недавно в наше Общество обратилась жена подсудимого Гринштейна. Руководитель фирмы НПКО-4С из Твери, за год и три месяца он открыл свой ресторан, коммерческий центр по продаже компьютеров, кооператив по выпечке хлеба, кукольный театр, ателье по пошиву детской одежды, дом быта. Сперва на быстрорастущую фирму вышли партийные органы с предложением проинвестировать ее. Фирма скромно отказалась, продолжая хорошо и самостоятельно богатеть. Но вдруг Гринштейна арестовали, а обвинение можно считать новым словом в отечественной и даже мировой судебной практике: неправильное расходование полученного банковского кредита еще до истечения срока его возврата. Дело не закрыто, Гринштейн в тюрьме, счета фирмы арестованы. Мы отправили ходатайство к Степанкову. И случай этот отнюдь не единичный.
Наше Общество борется не только за освобождение осужденных хозяйственников, а их десятки тысяч, но и за реальные экономические свободы. По действующему законодательству любого предпринимателя унас при желании можно отправить за высокий забор ударно трудиться на пользу государства.
— А там, за забором, уголовники, наверное, не просто ненавидят торгашей-кооператоров как чуждый социальный элемент, но и практически пытаются «извести на корню»?
— Ни в Бутырке, где я просидел два года, ни в зоне никакой поножовщины между уголовниками и хозяйственниками не видел. Среди осужденных нет вообще ни социальных, ни национальных распрей. Когда на воле армяне с азербайджанцами пускали Друг другу кровь, в бараках они делили пайку пополам. Мне, например, никто в зоне не тыкал пальцем, что я еврей. Хотя лагерная администрация насаждала взаимную антипатию. Уголовникам нас «подставляли»: вы, мол, плохо жили на воле по вине таких дельцов. И нас науськивали на уголовников. Но — малопродуктивно.
— А как к вашему Обществу относится администрация российского «Белого дома»?
— Председатель Общества, экономист и экономический диссидент с двумя судимостями Виктор Сокирко, недавно объявил голодовку перед зданием ВС России. Мы отправили кучу бумаг в кабинеты «Белого дома». Безответно. Обращались и к Ельцину, и к депутатам. Писали о необходимости амнистии — рынок должен в первую очередь стать реабилитацией первых деловых людей страны. Писали о том, что пора пересмотреть Уголовный кодекс, по которому сегодня можно весь частный сектор экономики квалифицировать как преступление.
— Поддерживают ли Общество наши бизнесмены? По идее, оно им нужно в первую очередь?
— Честно говоря, поддерживают слабо. 20 тысяч выделила для оплаты юристов Московская товарная биржа. Среди спонсоров — генеральный директор корпуса «Альфа» Измайловского комплекса, бывший узник Бутырки Зафар-Заде, инвестиционная корпорация «Вико». Это пока все. Невнимание к нам — большая ошибка предпринимателей. Нельзя заниматься бизнесом и думать, будто он далек от политики.
— Ну, главные-то бизнесмены делают вполне успешную политику благодаря бизнесу. Брокерские места, например, дарят политикам с «экранной внешностью», да и сами дарители
уже одной ногой, другой рукой — в «большой политике»...
— Мы защищаем не тех, кто пришел в бизнес сверху, у кого «все схвачено», и если его и «заметут» случайно, он наверняка отмоется. Мы работаем для людей, которые поднимаются в экономике снизу. Именно с таких будут снимать три шкуры, когда понадобится стрелочник.
— Полагаете, нужда в- стрелочниках еще возникнет?
— Демократы тоже страхуются от провала. Причем хорошо опробованным способом. Правительство Ельцина, я уверен, из кризиса не выкарабкается, а козлы отпущения всегда наготове — ведь и теперь народ озлоблен на предпринимателей.
— А как не злиться? Народ видит: биржевики гоняют меж собой товары, делают деньги, а на прилавках ничего не оседает. Никто в стране, похоже, ничего не производит, все только перепродают...
— Всякий предприниматель, чувствуя нестабильность экономической политики, ловит момент, спешит «наварить». Все прекрасно знают: большие деньги в производстве, а не в посредничестве, но гарантий на перспективу — ноль целых, ноль десятых. Демократы у власти особых свобод в экономике не допускают. А зверское обложение биржевиков налогами — натуральный госрэкет. Наше Общество образовало оргкомитет партии экономических свобод. Мы считаем, в парламент России должны прийти люди от бизнеса. Иначе как бы не пришлось выплачивать страховку обанкротившимся демократам. Лично я отнюдь не считаю погромы брокеров и кооператоров футуристическим бредом — козлы отпущения у нас давно намечены...
Аэлита ЕФИМОВА
Журнал Столица номер 6 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?