•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Почта России. Искатели золота

Бедная почта повышает цены, чтобы немножко разбогатеть. Недавно она повысила цену на марку на 1 копейку и сразу получила чистую прибыль 80 миллионов рублей. В 1990 году доходы связистов с божьей помощью чуть-чуть возросли и составили всего 12 миллиардов 700 миллионов рублей. Бедная нищенка!..
Но публике почему-то не нравится, когда повышают цены. Поэтому она шлет друг другу меньше писем и посылок.

...В огромных залах и в душных конурках почтовых отделений, в тесных почтовых вагонах, где всегда романтично приглушен свет, — всюду, где идет сортировка писем, посылок, бандеролей, витает дух наживы. Только философы считают, что деньги не пахнут, — на почте вам объяснят, что пахнет даже золото, которое, конечно, своего запаха не имеет. Люди с тончайшей конституцией подушечек на пальцах, ястребиным взором и обостренным нюхом перебирают конверты, пакеты... Не ощупывая конвертов и не принюхиваясь к бандеролям, чтобы не обратить на себя внимание товарищей, среди которых великое множество честных, простуженных, добросовестных и потому неспособных ничего почувствовать сквозь крафт-бумагу или полиэтилен, эти уникумы безошибочно выбирают из моря конвертов тот, где спряталась, обложенная толстым письмом; купюра. Особенно часто она в письме солдату. Адрес с «в/ч» уже настораживает...
Сотрудники отдела социально-бытовых проблем «Столицы» направили друг другу по десять писем, в которые вложили деньги, и по десять писем — без денег.


Естественно, мы приготовились к худшему. Перед тем, как решиться на этот опыт, мы сказали друг другу: «Бог с ними, с деньгами! Деньги — зло!» — мы мысленно с ними простились. Эксперимент шел десять дней. В день мы бросали в почтовый ящик по два письма: одно с денежкой, другое — без. Денежку в конверт мы нарочно заклеивали так, чтобы она просвечивала. Бросая конверт в почтовый ящик, мы записывали номер его (по номеру на почтовом ящике можно определить межрайонный почтамт и почтовое отделение), номер дома, на котором он висит, улицу и даже время. Эксперимент, так сказать, охватил 22 почтовых ящика, 14 почтовых отделений, 6 межрайонных почтамтов и, разумеется, московский почтамт, через который проходит сортировку любой конверт, даже если его бросили в почтовый ящик, висящий на том самом доме, куда письмо адресовано.
Эксперимент показал, что, во-первых, скорость доставки писем в Москве по-прежнему совершенно непредсказуема. Так, первым мы получили вовсе не первое из отправленных писем. Первым пришло письмо, которое бросили вторым. А первое письмо почему-то пришло на восьмой день.
Третье письмо одному из нас пришло на седьмой день, а другому — на четвертый.
Четвертое — без денег на третий, а с деньгами на восьмой.
Пятое — на одиннадцатый день и на третий.
Шестое — на второй день.
Седьмое — на третий и девятый.
Восьмое — на второй, четвертый, пятый и шестой.
Девятое — на второй и третий.
Десятое — на второй, четвертый и шестой.
Эксперимент потерпел полную победу: мы не потеряли ни рубля. Это во-первых. Из сорока отправленных писем пропало только одно, опущенное в почтовый ящик Ц-96 в Рахмановском переулке 13 ноября 1991 года в 16.00: этот почтовый ящик висит на здании редакции. В том конверте было лишь письмо.
Пересылка денег в письме строго-настрого запрещена почтовыми правилами. Дело в том, что от пересылки денег в конверте почта теряет свое: отправленные переводом, они бы дали почте доход. Мы не призываем москвичей вкладывать в конверты деньги. Эксперимент экспериментом, а жизнь есть жизнь. Возможно, что нам просто повезло. Но почему же московские почтовики утратили интерес к деньгам?
...В семье москвички Эры Михайловны М. растет юный Пинкертон — Миша. Мише уже одиннадцать лет. Он ученик пятого класса. Юный Пинкертон ответил на вопрос, на который не дал ответа опыт, проведенный серьезными сотрудниками отдела социально-бытовых проблем. Миша нашел место, где теперь сосредоточились самые талантливые искатели чужих сокровищ. Миша обнаружил в Кузьминском лесу, в глухой запруде — в грязи и тине — груду вскрытых писем. Миша-Пинкертон — человек образованный: он сразу определил, что письма пришли из Америки. Среди выброшенных писем образованный следопыт нашел деловые письма: наши предприниматели вступают в деловые контакты с американскими коллегами.
Без компаса Миша-Пинкертон провел группу, состоящую из мамы, заместителя начальника Международного почтамта Сергея Анатольевича Сергеева и сотрудника отдела социально-бытовых проблем «Столицы», к Кузьминской запруде. Сначала группа плутала по опушке леса, по кромке озера, но затем юный проводник увидел верный ориентир: ржавую трубу. Двинулись на трубу. И тут, за трубой, — обрыв. Лужа. Нет, запруда — глубокая, грязная. И на берегу ее — сотни .вскрытых писем. Конверты иностранные. В грязи, под снегом, в воде... На берегу следы костра: письма жгли...
Отсыревшие, расплывшиеся, письма тем не менее сохранили слова любви, привета, душевного тепла, тоски по дорогому человеку и сильной веры, что писавшие когда-нибудь увидятся с теми, кому пишут. Конечно, не все письма любовные, но таких там, по-видимому, все же большинство, потому что люди наслышаны о цензуре на советской таможне и о чтении всех писем без разбору. Они стараются писать не о делах, которые бдительный чтец может истолковать как шпионскую деятельность, хоть бы человек работал пекарем и говорил о том, как делают булочки («булочки», «тесто», «плита» — все это может показаться нашему Чичикову шифровкой), а. о вещах самых обыденных: о самочувствии, душевных переживаниях или, наоборот, радостях.
«Здравствуйте, мои дорогие Мамуля, Танюша, Сережа и детки. Вот, наконец, выбрала свободное время, чтобы написать вам. Хочу сказать, что уже два месяца как не могу дозвониться вам. Это обстоятельство очень меня расстраивает. Мне, когда поговорю с вами, на душе становится намного легче. Я так хочу, чтобы вы обо мне не забывали, потому что я вас очень люблю...» (Письмо
без конверта, без подписи, без адреса.)
А вот, наоборот, один конверт без письма: УССР, г.Львов, Богданович Г. (Письмо из Нью-Йорка.) Еще один конверт без письма — из Мехико в Пятигорск Шабановой. Конверт письма из Техаса в Павловск — «мисс Ольге Горбачевич». Из какого-то города USA — в Самарканд Свете Камаровой...
В иных письмах фотокарточки. Фотокарточки валяются, естественно, отдельно от конвертов и писем. На одной
— группа молодых людей, смеются. На другой — мама с девочкой. На третьей
— за столом сняты мужчины, женщины, дети... Не счесть фотографий... «Отметила свое 64-летие и жду с нетерпением 65 лет, когда сумею уйти на скромную пенсию, оплачиваемую медицину и не работать. Устала уже порядком, жизнь не баловала меня в России, а также и здесь...»
Заместитель начальника Международного почтамта Сергей Анатольевич Сергеев высказал предположение, что это письма из одного мешка, весом килограммов пятнадцать. Сергей Анатольевич признался, что Международный почтамт сейчас в очень трудном положении, потому что сюда кинулись люди в поисках валюты. Оказывается, прекрасно информированные о тяжелом положении в нашей стране, западные родственники из сострадания вкладывают в конверты валюту: доллары, фунты, марки, кроны, хотя прекрасно знают, что и международные почтовые правила запрещают пересылку денег в конвертах. Золотоискатели рассчитывают на нарушителей устава Всемирного почтового союза. Даже если в одном из пятисот конвертов добытчик найдет бумажку в ничтожные 10 долларов, то его труд будет оплачен: за десять долларов на черном рынке он получит 1000—2000 рублей. Что же говорить о бумажке покрупнее!.. Ради этого вскрываются все письма. Бывает, что в почтовый мешок не попадает ни одного письма, в котором бы лежал хоть доллар. Но поиск — он интересен самим процессом.
На Международном почтамте началась война против потрошителей конвертов. Если, рассказал Сергей Анатольевич, человека застигнут на месте преступления, его увольняют в тот же миг. Но — вот чудеса! — вскоре приходит устраиваться на работу паренек и сразу простодушно просится в цех, куда прибывает зарубежная корреспонденция. А не в тот, где отправляют за рубеж. Выяснилось, что обычно уволенный потрошитель скажет своему приятелю о золотом дне и о том, как его поймали за нехорошим делом, а приятель про себя думает: «Эх, дурачок! Тебя поймали, меня не поймают!..» А может, один сменяет другого, но «работают» все равно вместе? Своровать мешок трудно! В цехе все просматривается, вынести мешок — не вынесешь, он весит пятнадцать килограммов, под пиджак не спрячешь. Остается — вывозить,
когда переправляют мешки из аэропорта Шереметьево-2 на Варшавское шоссе, на Международный почтамт. Один человек не везет. Значит, сговорившись, заехали в Кузьминский лес, распотрошили мешок... Только какой? Каждый мешок пронумерован! Тонкая работа-Заместитель начальника почтамта оказался Пинкертоном не меньше Миши: по вторичным признакам — обрывкам каких-то почтовых квитанций, расползшихся в воде и глине, — он выдвинул версию, что, видимо, мешок уже побывал на Международном почтамте. Вот почему письма в мешке все не московские: в Львов, Шепетовку, Хмельницкую область, Киев, в Крымскую область. Вырисовалась такая картина: из Шере-метьева-2 мешок доставили на почтамт, на почтамте рассортировали — ив аэропорт, откуда летают самолеты внутри страны. И вот тут-то, кажется, в лес и свернули: по дороге в Домодедово? Или просто место глухое?..
Сергей Анатольевич обещал, что проведет местное расследование и немедленно пришлет письменный ответ. Больше того, он пригласил сотрудников отдела социально-бытовых проблем посетить Международный почтамт, на что получил, естественно, согласие. На том группа Миши-Пинкертона закончила свою работу в Кузьминском лесу... Однако Сергей Анатольевич пропал. Ни письма от него не пришло, ни приглашения... Мы свидетельствуем, что Сергей Анатольевич покинул Кузьминский лес целым и невредимым...
Пересылка денег — услуга, в которой люди нуждаются постоянно. Но то ли она дорого стоит, то ли на почте вечная морока при отправке денег (скорее второе), только люди из года в год упорно стараются переправлять деньги нелегальным способом — минуя кассиршу. Что касается денег из-за границы, то такой услуги вообще не существует. У родственников и друзей, живущих за границей, сердце кровью обливается оттого, что их близкие у нас бедствуют, — помочь они не могут. Советский Союз из спеси не подписал какой-то конвенции о пересылке денег почтой и телеграфом.
Нужно немедленно подписаться под конвенцией о почтовых и телеграфных денежных переводах. Тогда сразу, в один день, прекратится варварская охота за валютой на почте. И в нашу страну потечет валюта разных стран, та самая валюта, по которой плачут реформаторы. Откуда же ей взяться в стране, перекрывшей все каналы поступления валюты и оставившей только самые нечестные?
И, может быть, впервые за много десятилетий алчные люди покинут почту и хлынут на золотые прииски, где гораздо больше шансов разбогатеть и стать счастливым.
Отдел социально-бытовых проблем
Журнал Столица номер 6 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?