•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Происшествия которые никто не заметил

Мы без конца говорим, кричим, плачем о кризисе культуры. И так громко кричим, так самозабвенно плачем, что в этом сотрясающем душу громыхании не слышим своих пророков, не знаем своих шедевров. И когда свершаются, вопреки всему, в искусстве события, о каких несдержанный Стасов писал в экстазе: радость безмерная! — радоваться у нас, оказывается, некому. И некогда, и не хотим, и уже не умеем.
Сразу несколько фактов нашей театральной истории соединились как-то вечером в помещении Театра имени народных артистов Станиславского и Немировича-Данченко. Замечательно радостные и невыразимо грустные. И вообразите, никто их не заметил, кроме счастливцев, заполнивших в тот вечер едва половину зала.
На уставшую от мрака и чернухи, и в жизни и в искусстве, московскую публику со сцены обрушились свет, красота и радость — чистая, беззаботная, способная так зарядить истощенные аккумуляторы нашего оптимизма, что потом и сумрачные улицы не кажутся такими грозными, и лица кругом хороши, потому что — по инерции — улыбаются и светятся.
Года три назад на такой спектакль было бы не пробиться. Теперь устали и боятся вечерних улиц. Прокофьевский оперный фестиваль в столице прошел без резонанса, ажиотажа и прессы. И даже его вершина, его звездный час — когда спектакль «Обручение в монастыре» показывал Свердловский театр оперы и балета.


Этим вечером завершался большой и славный отрезок нашей театральной летописи — то, что критики называли «свердловским феноменом». Уютный театр на одной из площадей уральского города был вечно переполнен, сюда свершали паломничество меломаны со всей страны. Его возглавляли темпераментный дирижер Евгений Бражник и Александр Титель, самый яркий, на мой взгляд, режиссер нашей современной оперной сцены. Мумифицированный советский оперный театр стал здесь театром живым. Оказалось, опера может быть драмой, или трагедией, или очень смешной комедией, и в зале вновь стали плакать, смеяться и ощущать уникальную красоту и мощь этого искусства. Музыкальная стихия соединилась с живописной — с театром стали работать первоклассные художники-сценографы. Певцам напомнили, что на сцене они должны быть еще и актерами, и возникла целая школа, равной которой в стране больше нет.
И вот этот феномен, это чудо, этот театр становился частью истории. Дай, конечно, Бог, чтобы там, в Екатеринбурге — Свердловске, зародилось теперь еще что-то новое, столь же приметное и обаятельное. Но прежнему уже не бывать: один из главных создателей чуда, воспламенявший своей фантазией сердца уральских зрителей, мастер атмосферы, гармонии и тонкого сценического рисунка, режиссер Титель показывал свою последнюю в этом театре работу. И отныне переходил в тот самый Московский театр имени народных артистов, в котором когда-то ставил свои классические спектакли его учитель Лев Михайлов.
Москвичей можно поздравить: появился еще один шанс вернуть столице хорошую оперу.
А уральский театр прощался со своим лидером. И мы тоже прощались с уральским театром — таким, каким его полюбили. Было грустно и празднично. Люди, приехавшие из совсем уже голодного края, жили на сцене, вопреки всему, весело и щедро, они были богаты радостью и делились ею с нами так искренне, что зрители в зале завороженно подались туда, к сияющему четырехугольнику портала, где царили Прокофьев, Левенталь, смех и любовь.
И было еще одно событие в этот вечер. Театр Дружбы народов героически осуществлял одну из своих, боюсь, последних акций — прокофьевский фестиваль, широкомасштабные гастроли в Москве сразу нескольких оперных коллективов. Отныне взвившиеся цены в гостиницах, на транспорте и в магазинах сделают любые гастроли, по-видимому, невозможными. Кровеносная система отечественного, театра, уже давно страдавшая спазмами, теперь окончательно заблокирована. А это означает инфаркт всего театрального дела. Театр стал теперь Российским и пока жив. Выживет ли — зависит от мудрости новой России, которая всегда понимала, что искусство нации не может зависеть от доброты богатых купцов, от состояния их кошелька и культурных запросов.
Валерий КИЧИН
Журнал Столица номер 6 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?