•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Наличненькие мои

Посмотрела я недавно все эти заметки о моих пристрастиях. Есть в них, в моих пристрастиях, что-то невыносимо общее. Не метафизически, а конкретно общее. Потом поняла — цвет. Огурцы зеленые, крыжовник зеленый.
Зелен чай (на кусте). Зелеными колготками увлекалась я с девяносто первого по девяносто третий год включительно. Зеленая сеточка на рубашках игральных карт. Даже селедка, как известно, представляет собой не что иное, как ответ на вопрос армянского радио: «Что такое: зеленое, под кроватью лежит и свистит? » Мне очень нравятся укроп и сельдерей, а также свежая мята и вообще все виды травы за исключением, может быть, осоки, потому что она режет ноги. Мне нравится зеленка, которая напоминает мне мое детство и детство как таковое. А также отрочество, юность и раннюю молодость. Я очень люблю свежие листья салата и сень дубрав, и, натурально, отдаю должное прозе Бунина, пропитанной ароматом антоновских яблок.
Я люблю отшлифованные морем осколки бутылочного стекла и сами волны, а еще фисташки. И очень — квашеную капусту (о ней разговор отдельный).
Можно перечислять и дальше, но сейчас я поняла вот что: я люблю деньги.
Вы скажете: деньги любят все. Возможно. Но, во-первых, не все хотят в этом признаться. А во-вторых, я предполагаю, что все их любят по-разному.
Многие предпочитают безналичные деньги. Их возбуждает вид сберегательной книжки, выписки из счета с внушительными цифрами.
Один мой знакомый, например, наметил себе едва ли не точный день, когда у него скопится на счету сто тысяч долларов. Он производил сложные подсчеты процентов и процентов на проценты, жестоко экономил, отказывал себе во всем и в конце концов окончательно сбрендил еще до того, как достиг цифры, казавшейся ему ослепительной.
Есть, конечно, и масса других примеров. Примеров того, как люди добросовестно или даже прямо-таки блестяще работают и сколачивают некое состояние.


Но я не такова. Я не понимаю безналичных денег. Такие понятия, как «сумма на счету», «величина банковского счета» просто не укладываются у меня в голове.
Другое дело наличные. Это гораздо более приятные деньги. А самые приятные из них — монеты.
Монеты блестят и звенят.
Они незаменимы при игре в лото.
Маленькую монетку всегда можно использовать вместо отвертки.
И — они падают вверх орлом, и тогда, если найдешь такую монетку, можно загадывать желание. Можно также бросать с помощью монет жребий — орел или решка? — и гадать по «Книге перемен». У меня однажды при таком гадании монета замерла, став на ребро. Не вдаваясь в подробности, скажу, что этот случай практически перевернул мою жизнь.
Раньше на монеты можно было также что-нибудь купить. Причем хорошие вещи: мороженое, калорийную булку, газированную воду, молочный коктейль, лотерейный билет, право пользования аттракционом, а также право законного проезда в автобусе или метро на очень приличное расстояние. Звонок из автомата — совершенно судьбоносный, может быть, звонок — обходился в две копейки. Коробок спичек (100 штук!) — в одну копейку. Как это прекрасно, когда самые важные вещи — хлеб, огонь — стоят всего дешевле. А наиважнейшие — воздух, солнце — и вовсе бесплатны. Но это совсем не отменяет роли денег. Деньги обозначают сложную прихотливость жизни, капризность излишеств, необходимость ненужного. В этом их кайф.
Еще деньги отличаются тем, что живут своей, отдельной жизнью.
То есть глубоко не правы те, кто утверждает, что деньги — это средство платежа. Ерунда. Если б это было так, то десятидолларовая бумажка тысяча девятьсот девяносто, скажем, второго года выпуска имела бы такую же ценность, как бумажка того же номинала, но текущего года выпуска. Свежая. Какую бы выбрали вы? Вот именно. Я давно уже заметила: в Москве к долларам предъявляют ровно те же требования, что к огурцам. Хороший доллар, как и хороший огурец, зелен, свеж, в меру гладок, в меру шершав и, главное, хрусток. А вы говорите — средство платежа.
Хрустскость — вот главное качество хороших денег. А деньги я люблю. И это правильно. Под этим я подписываюсь.
КАТЯ МЕТЕЛИЦА
Журнал Столица номер 21 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-21
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?