•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Выпить все

Герой выпивает лучшее — Потеря сознания — Блокада — Имущество встречается с героем Ну не везет мне с куртками. Просто беда. Я уже сообщал о периодических пропажах носильных вещей за отчетный период. И вот опять я, наивный исследователь алкогольной жизни Москвы, вернулся с торжественной церемонии «Лучшее пиво года-97» без верхней одежды.
Размышляя с похмелья о нюансах судьбы, пришел к парадоксальному выводу. Видимо, мои далекие предки проживали в Африке или в каких-то других тропиках, где не нужно курток и плащей. Значит, во мне алкоголь пробуждает кровь далеких родственников, и начинаю я раскидывать вещи и раздавать их нуждающимся. Других мотивов в своей помутненной голове я не обнаружил.
А начиналось-то все красиво. Ассоциация любителей пива пригласила меня на свое грандиозное мероприятие. Гостиница «Орленок».
Концертный зал. Полукруглые диваны со столиками. Напоминало зал заседаний Президиума Госсовета КПК в Пекине, только там на столах лампочки, а тут были свечи и, что наиболее приятно, все пространство оказалось заставленным пивом. Батареи бутылок вызвали обильное слюноотделение и ностальгические воспоминания.
Последний раз такое обилие ячменного зелья в бутылках я видел в Питере, где в пивной на Литейном расплачивались за выпитое с учетом пустой посуды. Но это нюансы. Событие происходило архиважное: выбор лучшего пива года. Юрий Антонов сидит, Федосеева-Шукшина сквозь темные очки рассматривает этикетки, рядом я. В костюме, прошу заметить, и при галстуке. Красотища.
Народ начал крепко набираться еще до начала церемонии. Я не отставал. Сначала легко пошел «Граф Воронцов» из Зеленокумска — немножко горьковатое, затем «Булгарское» из Набережных Челнов, легко переходящие в «Монарх». Начало торжества я с трудом отметил по мелодии российского гимна, исполненного оркестром народных инструментов. Никто не встал.


Далее началась раздача слонов. Президент Ассоциации любителей пива Павел Дейкун вручал кубки и хитрейшие пивные ордена, специально заказанные во Франции, победителям по каким-то фантастическим номинациям. Лучшее женское пиво — «Клинское юбилейное», лучшее вечернее — «Таопин особое», лучший портер — «Конкорд экстра». Народ, воодушевившись, пил все подряд. На сцене выделывал па балет, сменявшийся «Монгол Шууданом» и прочими.
После «Карслберга» я уже обнимался с директором мебельного салона Мишей, после «лучшего темного» чуть сладковатого пива «ЧЭФ» беседовал о тяжелой байкерской жизни с «ночным волком» Полковником. Вернувшись в почетную ложу, с ужасом обнаружил, что мое высокопоставленное место занимает оркестр балалаечников, каковой и допивает оставшееся пиво. Набравшись мужества, я вырвал из их сильных музыкальных пальцев бутылок шесть любимого «Сталинградского» из города Волжский, кстати, получившего гран-при, и отправился объясняться в любви девушке Лене с канала «ТВ-Центр».
Не помню, чем закончилась моя лав стори, но я вдруг ощутил себя стоящим на улице, остужаемым ветрами, с бутылкой «Клинского» в руках. Немедленно осушив емкость, я, разрывая кордоны охранников, ринулся назад. У Олега Старухина из Ассоциации наверняка должна была остаться пара ящиков волжской «Ахтубы». Что происходило потом, не берусь утверждать, но домой я прибыл на такси. В костюме, белой рубашке, без галстука и, естественно, без куртки.
Хорошее было пиво и, главное, все дипломированное. Кстати говоря, куртка моя нашлась. Правда, для меня остается загадкой, каким образом люди определили, что куртка именно моя, поскольку в ней не было ни документов, ни записных книжек.
ВОЛОДЯ КАЗАКОВ
Журнал Столица номер 21 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-21
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?